Частная солепромышленность в восточной Сибири.

По правилам о введении в Сибири частного соляного промысла (примеч. 3 к ст. 602 солян. уст. прилож.), открыватели на казенных землях новых соляных источников, если пожелают взять их в содержание, обязаны заявить о своем открытии местному губернскому акцизному управлению, приложив к заявлению удостоверение о том, что источник открыт именно тем лицом, которое представило заявление и что источник прежде не был разрабатываем (ст. 11).

Определение сроков содержания и льгот в платеже попудных денег, сообразно потребным на устройство и разработку источника расходам и особым местным условиям, предоставляемо м-ву ф-сов.

Особые затраты на устройство при источниках сооружений, способствующих добыче соли и сохранения солеродности, устраняли постановление о том, чтобы казенные соляные источники отдавались в аренду с торгов, по усмотрению также министерства финансов, разрешение которого должно было получаться при посредстве генерал-губернатора восточной Сибири или главного управления, коим принадлежит непосредственное наблюдение за приготовлением соли на сибирских заводах.

Теперь посмотрим, так ли все совершалось на самом деле, да кстати вспомнить те надежды на большое развитие и движение частного соляного промысла, которыми мы ласкали себя в достопамятную эпоху отмены акциза на соль.

Насколько известно, последние соляные источники разрешены к разработке в 1880-1 годах; вот их перечень с возможно полным описанием:

1. Илимские. Открыты 31 декабря 1875 года крестьянской мишалевой; находятся в киренском округе, иркутской губернии, в 150-ти верстах от древнего Усть-Кутского солеваренного завода, при сплавной реке Илим (приток Ангары), от деревни Шестакововй, вверх, около одной версты. Солерождений два, в расстоянии одно от другого на 100 саж. Первый источник выходит на поверхность земли из глубины 0,75 арш. постоянной струей достигающей 3-х вершкового диаметра. Крепость рассола, от 11 до 50 %; увеличивается во время сильных жаров и морозов. Рассол этот по химическому анализу имеет: удел. веса при темпер. 13° Ц = 1,0079.

Сухих солей выпарив. = 13,8082%. В литре его содержится6 (гипс) сернок. изв. = 1,564 грам., (англ. сол.) магнезия 2,487 грам., (глауб. сол.) натра 19,632 грам., (повар. соль) хлор. натрия 113,756 грам., итого 137,439. Источники эти отданы, без торгов, в аренду торгового дома братьев Бутиных, с 25 сентября 1881 г. на 25 лет, без платежа попудных денег в первые 10 лет (В июле 1881 года, в 2-ух верстах, еще открыты два источника).

2. Вилюйское месторождение каменной соли. Известно акцизному ведомству еще с 1871 года. Оно находится, примерно, верстах 40 выше Кемпендейского ключа, а от соляных источников кемпендейских, по вьючному пути, верстах в 50-ти. Это – целый утес каменной соли, в длину до 300, высотой от 40 до 60 саж. На всем протяжении обнаруживается 13 глыб каменной соли, высотой 2-4, шириной 8 саж. и более. Ломка производится зимой и осенью, когда мелководна и совсем замерзла рч. Кемпендейка.

Соль, говорят, высокого качества, но подверглась ли экспериментам, не известно.

По особым климатическим условиям, отдаленности, неудобству путей сообщения и дороговизне соли вообще в якутской области, эксплуатация этих богатых залежей предоставлена купцу И.А. Шмотину, также без торгов, на 12 лет, со дня заключения контракта, с платой до 1883 г. по 17 к. с пуда, а в последнее время по ценам, определенным для компендейских соляных источников.

Все нужные исследования, обмежевание месторождений и прилегающих к ним дач, потребных для хозяйственных и технических сооружений, равно проложение дорог и устройство пристаней на р. Вилюе, принимающей в себя рч. Компендейку, — все это возложено на обязанность арендатора.

3. Киранское горько-солянное озеро. В троицкосавском округе, забайкальской области. В 1873 году заявлено зауряд-сотником Селивановым, переуступившим свое право технологу Заневскому; на самом деле известно еще в 1850 году и на нем до 1862 года существовала лечебница военного ведомства, пользовавшаяся прилегающими глино-соленными грязями. Озеро это содержит рассол, имеющий в себе поваренной соли от 66 до 70%, с примесью: серно-кислого натра от 14 до 18% и полуторно-кисл. натра от 12 до 13. Для приготовления соли, годной в пищу, необходимы особые научные приспособления. Озеро отдано в аренду на 20 лет технологам Заневскому и Смирнитсткому, без торгов, с платой по 2 к. с пуда по истечении первых трех лет, по устройству завода. Предположено добывание соды.

Земельные угодья описанных месторождений распределены следующим образом: Илимскому заводу из казенных дач отрезано 17 десятин и из шестаковских крестьянских дач 13 дес.; лес из обмежованной дачи в 195 дес.; Вилюйскому 2 кв. версты и к Киранскому озеру береговая полоса, по 100 саж. во все стороны. Лесу ни тому ни другому не отведено. Отдача без торгов и освобождение от попудной платы означенных соляных промыслов, как льготы разрешаемые открывателям, а не купившим это право, подобно Бутиным и Заневскому, или воспользовавшимся чужим открытием, как Шмотин, прямо противоречат приведенным выше правилам отдачи соляных источников в аренду; но что до этого?

Затем само распределение льгот между помянутыми солепромышленниками не менее странно. Так: илимские источники, находящиеся, как выше было сказано, вблизи жилого селения, на сплавной реке, окруженные чуть не корабельным лесом, в недальнем расстоянии от действующего, старинного солеваренного же завода, могущего доставить опытные рабочие руки, при небывалой, можно сказать, крепости рассола в естественном состоянии, — отданы на 25 лет, лицам уже эксплуатировавшим соляное дело в Забайкалье (Борзинское озеро), с освобождением платежа попудных денег на целые десять лет. Между тем Киранское озеро, содержащее горькую соль и по одному уже этому поставленное в исключительное положение, предоставлено людям, не имевших дутых капиталов, но зато научную подготовку, — на несравненно выгоднейших для казны условиях и более строгих дл арендаторов.

Любопытно проследить направление этих дел. Так, об илимских источниках акцизное управление испросило льготы арендатору непосредственно на том основании, что, дескать, Бутиным земли и леса уже отведены по распоряжению генерал-губернатора восточной Сибири, тогда как они лишь были только кое-как измерены предварительно; что на устройство завода затрачен значительный капитал (еще и материалы никто не заготовил), проложены де пути сообщения для подвоза соли (торные дороги (были хлопоты об исправлении дороги крестьянскими силами) и сплавная река к услугам давным-давно); кроме того, представлено было, что источники де расположены в стороне и в глухой лесистой местности и т.п.

Между тем о Киранском озере и вилюйском месторождении каменной соли все представления шли в установленном порядке, через главное управление восточной Сибири, и благодаря этому, привилегии арендаторам даны уже в далеко ограниченном виде, хотя во всех этих трех случаях ни акцизное управление, ни главное управление, ни даже министерство финансов не обратили, повидимому, внимание на отсутствие требуемых законов удостоверений о том, что какие бы то ни было льготы даются лишь открывателям. Одно только не прошло не замеченным, = это представление акцизного управления об отведенных будто бы Бутиным землях и лесах, вызвавшее напряжение целой комиссии, которая в докладе генерал-губернатору, не стесняясь, указала, что в пользу Бутиных тяготело одно важное лицо из акцизного олимпа.

Нам могут возразить, что все эти аномалии по отдаче в частное пользование новых соляных источников были допущены, в видах поощрения и развития зарождавшейся солепромышленности; но мы с этим согласиться не можем, уже по той причине, что в последние пять лет в развитии солепромышленности никаких приращений, сколько известно, не последовало. Да, оно и понятно. Чтобы получить право разработки соли, открывателю нужно было иметь те качества, которыми располагали гг. Бутины, Шмотины и Заневские. Не всякому доступны капиталы и ученые дипломы, хотя в соляном промысле то и другое вещь второстепенная. Нет предприятия более безопасного и выгодного и с самыми малыми средствами: надо только уметь подчинить себе две стихии: огонь да воду и промысел пойдет на всех порах. Об обеспечении сбыта здесь заботится нечего; воздвигать особые склады и хранилища не нужно; если еще иметь хотя маленькую льготу в платеже попудных денег, так и акцизного надзора можно не бояться, — обходятся же без него илимские солевары.

Впрочем, наше дело было занести факт в хронику, дабы будущий историк дал в свое время справедливую оценку совершающимся событиям и в мире солепромышленности; спорить же предоставляем тем, кому ближе известно соляное дело настоящего, а может быть и будущего.

А. Б-в

Опубликовано 15 марта 1887 года.

526

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.