Городища Иркутской губернии. Часть 1.

Во время моей поездки с ботанической целью в 1877 году, в Балаганский округ, на левом берегу р. Ангары, на горе у самой деревни Усть-Тальцинской, недалеко от г. Балаганска, было мной найдено, по указанию жителей деревни, городище, окопанное двумя валами со рвом, с двух сторон; я измерил его, сделал чертеж, и тогда же признал его за городище, но был крайне удивлен совершенным отсутствием литературных источников по вопросу о нахождении городищ в пределах Иркутской губернии; мне казалось это тем более странным, что член В. Сиб. Отдела Геогр. Общ. Н.И. Попов занимался между прочим, собирание сведений о городищах Минусинского края. Имея в своем распоряжении единичный факт, я не решился сообщить о нем в своем отчете до собрания сведений о других подобных сооружениях, если таковые известны в литературе, и главным образом впредь до уяснения значения этих сооружений и степени их древности; возможным казалось признать городища за те земляные укрепления, которые устраивались одной из враждующих сторон во время появления русских в окрестностях Балаганска. Собранные тогда же на месте сведения были очень скудны, так все мужское население деревни отправилось на покос и остались немногие женщины, сообщено было, однако, что на верху горы находили металлические вещи, ножи и кресты, называли даже по имени крестьянина, располагавшего таким крестом из городища, но найти крест не удалось; рассказывали, что на горе на камнях существует монгольская надпись, но надписи я не нашел. Нахождение креста, если б этот факт подтвердился, указывало бы на время устройства городища в эпоху появления здесь русских.

В начале 1881 г. от г. Хангалова получено было уведомление о нахождении в Иркутском округе в бассейне р. Куды и Мурина «китайских дворов»; приложенный к письму чертеж, исполненный на основании измерений г. Хангалова, совершенно близко к действительности, показывал о тождестве «китайских дворов» с городищами. Потом мне самому лично пришлось осмотреть и измерить 9 таких дворов.

Нахождение городищ в Иркутском округе придало цену и городищу Балаганского округа, почему я предложил Отделу свои услуги по исследованию городищ в губернии, пока в двух округах, Балаганском и Иркутском. В виду того, что городища Иркутского округа приписывается местным бурятским населением «китайцам», явилось предположение, что и городище Усть-Тальцинское древнее появления русских в верховьях Нижней Ангары. Все это заставило меня припомнить, при посредстве дневника, слышанные мной указания на нахождение местожительства древних мунгалов, в котором собирают монеты, оружие и другие мунгальские предметы, по дороге из сел. Холмогоя в село Заларинское (на московском тракте), припомнилось и другое указание жителей Мойгоновой, что в Алятском озере находили старые корабельные доски с медными гвоздями. Даже не придавая значения этим сообщениям, как положительным фактам, нельзя не обратить внимания на описанные местности Балаганского округа, так как в большинстве случаев указания местных жителей оправдываются. Обращаюсь опять к городищам. К десяти городищам осмотренным лично мной, из которых 1 в Балаганском округе, и 9 в Иркутском, полезно присоединить еще пять других городищ Балаганского округа по р. Унге; чертежи последних были доставлены г. Хангаловым. Таким образом для Иркутской губернии мы располагаем сведениями о 15 городищах, но несомненно известно, что число это гораздо ниже действительного, так как лично я слышал о городищах, которых посетить, однако, не удалось.

Первые четыре осмотренные городища были расположены на отроге Капсал, начинающимся крутым подъемом от самой почти Жердовской станции Якутского тракта в 9 верстах от села Оек; отрог Капсал, тянется верст на 6 по направлению тракта по правому берегу р. Куды, причем к реке Куде представляет обрывистый склон, падающий вертикально; постоянно поверхность склона обновляется от осыпей и потому растительность встречается только в поперечных падях отрога и только травянистая, так как деревья, по крайней мере, в самом верху. Не могли бы держаться и кроме того сносились бы падающими камнями, внизу же склон становится положе; противоположный склон значительно отлогий и порос кустарником и лесом, состоящим из сосны и березы, также как и на вершине отрога. Высота отрога не одинакова на всем протяжении, и то поднимается сажень до 70 в отдельных горах, имеющих особое название у местных бурят, то прерывается падями, направляющимися своими устьями к р. Куде, опускаясь до самой долины реки. Этот-то отрог, господствующий над окружающей местностью, и выбран был для устройства городищ, которых, как сказано, усмотрено всего 4; выбор был сделан как нельзя основательнее, так как с вершины каждой горы, а городища устроены на самых выдающихся пунктах Капсала, открывается вид на всю окрестность более чем на 20 верст, в одну сторону по направлению к месту слияния рр. Куды и Мурина (монг. Мурень, Муран – река), и далее вверх за Усть-Орду (Харганай у бурят), в другую сторону вниз по р. Куде, по направлению к с. Оек, и наконец прямо к югу. По другую сторону р. Куды до гор, ограничивающих долину р. Куды слева; только к северу вид закрыт близко подходящими к Капсалу другими отрогами Березовского хребта.

1) Городище на горе Хэбэр было осмотрено первым на Капсале и оно наиболее удалено от Жердовской станции. Городище окружено тремя валами и тремя рвами, расположенными впереди валом. Каждый вал с своим рвом составляют одно сторону четырех угольника, и таким сторон с валами и рвами всего три, четвертая же сторона у каждого четырех угольника, и всегда южная, не имеет ни вала, ни рва, эта сторона обращена к крутому обрыву Капсала к р. Куде, обрыву, представляющему совершенно достаточную защиту от нападения, будь это нападение внезапное или ожидаемое, так как уже было указано, что городища располагаются на вершинах гор, поднимающихся сажень до 70 и имеющих на южной стороне, к р. Куде, крутое падение. Как видно на чертеже 1-м таблицы № сам внутренний ров с своим валом окружается вторым таким же валом со рвом; длина сторон второго внутреннего рва на сев. – 24 саж., на вост. – 15,5 саж., на зап. – 17 саж., третий, внешний, ров отстоял от западной стороны второго внутреннего рва на 42 сажени, обходил вокруг северной стороны и примыкал к северо-восточному его углу, так что с восточной стороны было только два вала со рвами, на северной и западной сторонах по три вала и рва; на южной же стороне не было ни одного. Оба внутренние вала шли совершенно параллельно и отделялись только рвом первого вала; расстояние между их вершинами было 2,3 сажени, глубина рва внутреннего 1-го (а) была от 2 до 2,5 фут, в внутреннего 2-го (б) – 3,3 фута, следовательно внешний из этих двух внутренних рвов был глубже. Внутренний вал над материком в пространстве, замкнутом валами, возвышался только на 1,5 фута.

2) Вторым осмотрено было городище, лежащее на другом конце Капсала, против Жердовской станции. Здесь как и в №1, одна сторона, в данном случае юго-западная, не имеет ни рва, ни вала. На северо-восточной стороне замечается два вала и перед каждым рвом, длина внутреннего рва 10 сажень, внешний ров, заметный тут, далее исчезает и не встречается на других сторонах; внешний же вал и лежащий за ним ров переходит на другие стороны; вал внутренний встречается опять только на противоположенной стороне, направляющейся на СВ и ЮЗ; на этой же стороне за внутренним валом замечается ров; длина первого внутреннего рва здесь 19 саж.; наиболее длинная сторона – в 64 саж. идет с ЮВ на СЗ и защищается одним валом и за ним расположенным рвом; почти на середине рва есть промежуток, род прохода, длиной в 7 сажень и в промежутке два островидных возвышения.

3 и 4) Третье и четвертое городища лежали между описанными двумя крайними; третье – лежало ближе к 2-му и имело полукруглую форму при двух рвах и одном вале, между ними, общей длиной до 80 сажень. От средней линии свободной от рвов стороны, на расстоянии 8 саж., была вырыта почти цилиндрическая яма глубиной 77,5 сант. (1,125 аршина), на расстоянии 10 саж., и в направлении на СЗ была такая же яма; от этой второй ямы до средней точки вала оставалось еще 11 саж.; поперечник городища в этом направлении, от ЮВ на СЗ был поэтому до 30 сажень, а в направлении перпендикулярном не многим более, именно 34 сажени. Бурят проводник называл упомянутые ямы «китайскими колодцами»; попытка разрыть ямы на другой день не увенчалась успехом; сначала вырыли пробную яму в соседстве, причем оказалось, что глубина растительного слоя 19 сант., а далее был щебень из крупнозернистого песчаника; а так называемом колодце, по снятии слоя старых листьев и осыпавшейся с краев земли, нашли только тот же щебень и раскопку прекратили.

Четвертое городище имело хорошо заметный ров, три стороны которого вместе составляли 68 сажень, и вал, развитый только на четвертой стороне, не имеющей рва; длина вала 23 саж.; на стороне противолежащей валу существует два прохода, один длиной в 1,3 саж., а другой в 0,66 саж., подобные же проходы наблюдались и в городище № 1 на горе Хэбэрь.

Такие же городища встречаются кроме Капсала и в пределах Кудинского бурятского ведомства выше по р. Куде и преимущественно по правую сторону последней. Ближайшее к с. Харагинаю 5, на горе Хандагай, более сложного устройства, чем городища капсальские. Длина внутреннего пространства городища была 54 саж., при ширине в 18 саж.; общее направление по длине с В. на З. Самые высокие валы на западной стороне, числом в два, и три рва; те же два вала и три рва продолжаются и на северную сторону, на которой заметно два прохода поперек всех рвов и валов перпендикулярно к их направлению; на южной стороне видны только два рва при одном рве в юго-западном углу, в середине только один ров, а потом опять два рва и один ров; на восточной стороне было три рва и три вала, хотя валы заметны очень мало и измерения производились по рвам: первый вал длиной 9 с. 3 ф., второй ров длиной в 14 с. находится на расстоянии 18 саж. от первого восточного рва, третий вал в 21 саж. расположен отступя к востоку на 4 сажени; по северной стороне между 1-м и 2-м восточными рвами прорыт ров с проходом по средине и по краям, им на южной ров прилегает ближе к восточному рву, оставляя между своим краем и концом южного рва большой проход; на западной стороне на 5 сажень от внешнего рва прорыт короткий в 5 сажень ров. Склон горы Хандагай к востоку совершенно отлогий и лишен древесной растительности, которая встречается на других, более крутых склонах; на западном по валу и рвам растут старые сосны и лиственницы штук 40, на южном яблоня; а на северном осина; но зато на восточном склоне заметны так называемые «китайские гряды», возвышения, шириной сажень до 4, при длине в 10 саж., идущие с З. на В. (см. ниже)

6. На горе Шарса, не более как в 1 версте от предыдущего, городище имеет вид круга, открытого с юго-запада; оно окружено одним валом и двумя рвами, спереди и сзади вала; общая окружность городища в его внутреннем пространстве до 125 сажень, из которых 25 саж. приходится на проход на юго-западе; другой маленький проход заметен на СВ и в нем яма.

7. Интереснее еще городища на горе Хархар-Жалга, вблизи двух последних; это городище отличается многочисленностью рвов и валов. Как во всех прочих городищах и тут одна сторона четырехугольного по общему очертанию городища, именно юго-западная, не защищенная, она обращена к крутой пади. На северо-восточной и юго-восточной стороне, напротив, прорыто пять рвов и насыпано четыре вала; внешний ров имеет длину на СВ – 23 с. и ЮВ – 35 с. 5 ф.; за ним следует вал; на расстоянии от средины внешнего рва 13 саж. концентрически один за другим 4 рва, замыкая один другой и ограничивая почти квадратную площадь, имеющую в диаметре21 с. и 20 саж. На северо-западной стороне по довольно крутому склону к речке обнаруживается 4 рва с валами; внутренний длиной до 20 саж., а остальные не более 10 саж.; на северо-западе у начала 2 и 3 внутренних рвов находится насыпь.

8. На горе Харлык в Кудинском же ведомстве во 2-м Харанутском роде осмотрено городище такой же 4-х угольной формы, однако, замкнутое валом и рвами со всех сторон, несомненно от того, что гора Харлык не представляет естественной защиты.

9. Девятое городище имеет 4-х угольную форму при длине окружности рва в 172 сажени; ров также идет кругом, представляя на 2-х сторонах по два прохода и на одной один проход, с этой же стороны расположен еще один ров.

Вообще рвы сохраняются лучше валов, от того везде измерения проводились по рву.

Кроме перечисленных 9 городищ, осмотренных и измеренных мной лично, слышал от проводника на Капсале, что городище есть на горе Идыгэ.

В Балаганском округе городища известны:

1. На берегу Ангары на горе у деревни Усть-Тальцинской; городище это имеет два вала – внутренний замыкает пространство с трех сторон, при длине стороны в 30 сажень, оставляя не защищенным сторону, обращенную к чрезвычайно крутому левому берегу Ангары; в середине помещается группа больших камней, расположенных также по трем сторонам четырехугольника, оставляя небольшую площадь в одну или две квадратных сажени в центре; камни в двух углах еще лежали по два один на другом; самый большой камень был в длину 5,5 фут, при толщине в 1,5 фут; камни состояли из песчаника, взятого из самой горы, представляющей хорошее обнажение крупнозернистого твердого песчаника на стороне обращенной к Ангаре; такие жи плиты песчаника служили основой для валов, будучи прикрыты сверху землей, вынутой из рва, находящегося впереди вала; в разных местах внутри городища были заметны ямы диаметром аршина в 2, с лиственницей посредине, и выложенные или выполненные кусками плит песчаника. Камни в центре городища можно принять за остатки жилья; внутренний вал окружался другим внешним валом, направляющимся дугой вокруг первого и упирающимся обоими концами в крутой и обрывистый высокий берег Ангары; в этом валу был проход в 17 сажень, на стороне обращенной к Унгинской степи.

2. Городище Эстинхэн-Хошун у улуса Закулейского.

3. Городище на горе хашлик у того же улуса.

4. Городище на г. Хомо-Хушун у Соленгутского улуса.

5. Городище на горе Зун-Захо-улан.

6. Городище на горе Арангатыл-улан

Все городища от №2 до 6 включительно, располагаются на горах по р. Унге и чертежи четырех первых доставлены г. Хангаловым; чертежи, приблизительные правда, дадут лучшее представление о городищах, чем самые подробные описания, а потому ограничиваюсь только ссылкой на них. Нельзя, впрочем, не заметить, что городища на р. Унге, не будучи вообще сложнее городищ по р. Куде, представляют некоторые особенности, а именно – нахождение ям, выложенных камнем, и остатки жилья (как напр. в городище у д. Усть-Тальцинской). Общая для них с кудинскими черта – отсутствие искусственной защиты со стороны, обращенной к реке.

Как в Иркутском округе, так и в Балаганском буряты городища называют «китайскими дворами»; по преданию переданном стариком-бурятом, китайцы здесь сеяли буду (просо) или загоняли скот. Китайцы ушли из здешних мест еще до прихода бурят, так что последние не нашли на нынешнем местообитании китайцев, ушедших вслед за тем, как на степи и на горах начали расти деревья; при удалении одни из китайцев направились морем, через Байкал, другие же пробовали прокопаться под дном Байкала, но были задавлены обвалом. Буряты уверяют, что не они делали валы и рвы и никогда не пользовались ими, В окрестностях дворов находят иногда железные трехгранные стрелы, прежде употреблявшимися бурятами.

Обращая внимание на распространение городищ в пределах Иркутской губернии, отметим как замечательный факт нахождение их ву южной части губернии с степным характером, по системе рр. Куды и Унги; есть сведение, что городище находится близ сел. Мальты на р. Белой. В Верхоленском округе, в пределах Верхоленского и Ольхонского инородческого ведомства, буряты не знают о китайских дворах ничего и мне не пришлось найти ни одного городища, но там встречаются древние сооружения совершенно другого типа, чем в степных местностях Иркутского и Балаганского округов, хотя и в Верхоленском округе находятся степные местности, только степи эти менее развитые и более возвышенные и холодные. Интересно, что древние сооружения, как увидим ниже, приписываются уже не китайцам, а другому народу – «монголам» или «хара-монголам», «черным монголам».

По вопросу о бытности китайцев в Сибири приведу выписку из соч. Миллера.

Миллер, в «Описании Сибирского царства» говорит, что у татар по р. Иртышу существует предание о населении Сибири китайцами, и продолжает так: «между тем сия сложная повесть подала повод в свете рассказывать будто бы в 1712 году, едущее через Сибирь китайское посольство приносило позволения в красноярском уезде поклониться гробам их предкам»; но справедливость рассказа Миллер отрицает, так как в журнале посольства ничего нет об этом, хотя и приводятся другие разговоры с комендантом.

Но далее указывает, что сношения Китая с Монголией поддерживались во все время господства монгольской династии в Китае, и что почти всегда многочисленные китайские силы содержались в Монголии.

По пути от с. Усть-Орды, вблизи которого осмотрены последние из описанных выше городищ Иркутского округа, до Ольхонской думы и непосредственных прибрежий Байкала, не смотря на постоянные расспросы у жителей, не найдено никаких следов прежней жизни, за исключением курганов, но так как курганы не были вскрыты, то никаких данных для ознакомления с прошлым страны и не было добыто. Тем не менее я считаю полезным указать на местонахождение курганов, так как их раскопка может и увенчаться успехом.

От станции Баендай, по Якутскому тракту, начиная с 5-й версты по обе стороны дороги видны многочисленные курганы, на 5-й версте их видно не менее 20, форма их довольно однообразна, именно овальная, при длине в 17 или 18 сажень и при ширине в 12 саж., в середине заметно углубление, обыкновенно одно, или несколько, на больших курганах, вершина курганов плоская и часто по окраине местами заметны следы рва в одном напр. на южной стороне, на северной стороне у некоторых существует несколько берез. И далее на значительное протяжение почти до с. Хотог видны по сторонам дороги группы курганов. При поверхностном осмотре оказалось, что они состоят из песка с галькой. Местность из расположения представляет и теперь еще болотистую и сырую низменность с следами прежних потоков. Местные жители ничего не знают об этих курганах, но буряты их, повидимому, почитают, так как курганы считаются шаманским местом.

На берегах Байкала снова встречено было много интересных древних памятников, и между ними на первом плане поставлю каменные стены. Стены находятся как на материке по берегу Малого моря, так и на острове Ольхон на стороне того же малого моря; мне неизвестно, существуют ли они на противоположном берегу острова. Впервые они были указаны И.Д. Черским, в конце отчета о геологической поездке в 1879 г.

Каменные стены наблюдены на двух мысах о. Ольхон, на Шибетском и Хоргойском, и два на материке к С. с пол версты от расположения ярмарочных балаганов, против м. Харгой на острове. Во всех пунктах направление стены было поперечное по отношению к длине мыса, защищенного с других сторон морем, к которому обращен был всегда крутыми почти отвесными своими сторонами. Так как стены направлялись поперек мысов от одной стороны до другой, не оставляя не защищенным ни одной сажени пространства и даже опускаясь несколько по склону мыса, и достигала в действительности от 60 до 100 сажень, по 60 саж. имели обе стены на материке, 98 с. стена на Шибетском и 83 на Хоргойском мысу, так как мысы шли по направлению к Малому морю, от З. к В. или от В. к З., то направление стены следовательно было от С. к Ю. или от СЗ. К ЮВ. Высота стены maximumбыла 3 метра, но на значительном протяжении они разрушились и потому представляет верхняя поверхность неправильную линию, опускающуюся с 3 метров до 2 или 1 и менее метров. Во всех случаях кладка стены производилась без всякого цемента из одних гнейсовых плит, длиной до 0.75 метра (75 сантим.) и шириной до 30 сантим., и толщиной 8 и 12 сантим. Спереди и сзади стены имели добавочные сооружения в виде пространств диаметром от 2 до 5 и 7 саж., окруженных дугой или с трех сторон камнями, но только камни этой ограды почти не поднимались над уровнем почвы; таких добавлений у Шибэтской стены было два спереди и два сзади; спереди и сзади (на чертеже под буквами а и б заметны две выложенные камнями ямы, в виде круга с диаметров в 1 сажень. На Хорхоте также было два добавочных сооружения спереди и сзади, и в северном такая же яма выложенная камнем, как и на Шибэте и кроме того одно третье спереди, представляющееся продолжением стены, так как оно одной высоты со стеной. В этом расширении устроены симметрично два углубления, и в северном поставлена вертикально плита гнейса, такая же, как и послужившая материалом для кладки стены.

В Хоргойской стене не заметно проходов, которые есть в числе двух стен в Шибэтской, один в 1 сажень, другой – юго-восточный, сажень в 5.

На части мыса, ограниченной таким образом стеной, на Харгое заметны обложенные камнем пространства, в диаметре от 6 до 9 сажень, повидимому, служившие основание юрт (деревянных или войлочных, которые они укрепляли); очертания эти пространства имели или четырехугольное или круглое, с проходами или придаточными частями, основаниями, быть может, пристроек, на подобие пристроек у современных бурятских юрт; при восьмигранной или шестигранной юрте часто у состоятельных хозяев с одной стороны, с женской половины всегда, открывается дверь в пристройку, где жена или жены готовят кушанье, гонят тарасун, а большая юрта остается чистой, свободной от дыма и копоти постоянно горящего очага; чертежи под №№ 1, 2, 3 и 4 дадут понятие о форме этих сооружений; число юрт было на Хоргое более 10. Постройки эти приписываются бурятами – китайцам.

На том же мысе на северной стороне от предполагаемого расположения жилищ в камнях найдено несколько углублений, цилиндрической, конической или полушаровидной формы; измерения их дали следующее:

1) цилиндрическое углубление, выдолбленное на углу большого камня, имело глубину 23 сантиметра, и два перекрещивающиеся диаметра были один 22, другой 27 сантиметров.

2) углубление 9 сантиметров в диаметре, как кажется, не оконченное.

3) широкое коническое углубление диаметром 43 сантим., глубиной 18 сантим.

4) горшковидное углубление.

5) углубление глубиной в 8 сантим., диаметром в 10 сантим.

Описанные углубления носят у бурят название китайских ступок, в которых будто бы китайцы толкли просо. Они имеют сходство с чашами Чингис-хана. Большое сходство они имеют с употребляемыми ныне бурятами деревянными ступками для толчения высушенных хлебных зерен, из которых пекут лепешки самым первобытным способом; способ употребляемый бурятами не показался бы слишком прогрессивным и человеку каменного периода, так как для его применения достаточно каменной плиты, на которую намазывается приготовленное тесто, после чего плита устанавливается на камнях очага.

Такая же китайская ступка, только больших размеров, видена была мной близ Булусинского улуса, кудинского ведомства за шаманской рощей. В выдающемся обнажении крупнозернистого песчаника было выдолблено коническое углубление в 40 сантиметров глубины при 23 сантим. Диаметра устья; на верхней половине окружности в трех точках косвенно выдолблены углубления, из которых одно сквозное, как будто для вставления каких-то стержней; и эта ступка приписывается тем же китайцам. Китайские ступки, поэтому, общи с Кудинской степи и прибрежью Байкала.

Но подобные же образования, только под разными наименованиями, известны и во многих других весьма отдаленных странах. Они известны в Скандинавии под именем долбленных камней (pierres a ecuelles); там они многочисленны и приписываются бронзовому веку; г. Гильдгбрандт на 7-м конгрессе антропологии и доисторической археологии в 1875 в Стокгольме говорил, что долбленные камни пользуются в народе большим уважением, — в них кладут приношения, когда есть больные. Кальтбруннер в своем сочинении «Manuel duVoyager» приводит название долбленных камней еще камни-алтари в том случае, когда кроме видимых углублений замечаются продольные борозды на камне, и полагает, что они служили жертвенниками, для убиения животных, кровь которых собиралась в полости или стекала по желобам.

Подобные же, но только больших размеров, носят названия котлов-великанов, они распространены в северных странах Европы и по мнению Жуванселя служили настоящими котлами доисторическим народам и могли быть употребляемы для приготовления пива (или вина из молока животных, скажем мы). К той же категории образований относят долбленные камни Швейцарии и Швеции. В Сирии и теперь еще готовят кофе в углублениях утесов. Жувансен принимает три серии углублений: 1)сирийские кофейники, 2) долбленные камни, 3) котлы великанов (чаши Чингис-хана в Сибири).

На V-ом археологическом съезде в Тифлисе, кН. Путятин сообщил о найденном им чашечном камне в Валдайских горах; он думает, что они могли служить для вытирания и раздувания огня или имели и символическое значение в виде жертвенных чаш или даже играли роль при похоронных отрядах.

Кроме китайских ступ Хоргойский мыс представлял еще особенный интерес. За стеной, там же где ступки, часто наблюдались большие камни, длиной в 2 метра и толщиной в 40 сантим., наваленные сверху на четыре других камня неправильной формы, напоминая дольмены зап. Европы. За стеной, в неогороженной части мыса (длиной до 1 версты и более) на горе, покрытой выступами гнейсовых плит, встречались образования, напоминавшие гробы: две длинных плиты более метра, поставленные на длинные ребра, покрывались поперек сверху тремя-четырьмя меньшими плитами; спереди и сзади образовавшиеся полости были открыты, но валявшиеся возле камни могли быть частью той преграды, которая замыкала внутреннюю полость совершенно; на дне полости также лежали плиты; пробная раскопка дала несколько костей (нижняя челюсть барана). Невозможность тщательной раскопки, за отсутствием инструментов, и затруднение приобрести рабочих для моих целей, попрепятствовали вырешить вопрос о значении таких сооружений.

Внешняя форма их по крайней мере весьма близко напоминает самоедские могилы (халмеры), описанные Зографом после поездки к самоедам в 1877 году, по поручению комитета по поручению комитета антропологической выставки в 1879 году. Из приложенного к описанию рисунка халмеров в тундре у с. Семжи видно сходство с описанными могилами на Харгое, за исключением материала, на Хоргое плиты гнейса, а в самоедских халмерах – дерево, доски. В самоедских халмерах покойник клался прямо на землю и прикрывался досками в виде ящика; оттого так часто г. Зограф находил могилы разрытыми медведями и росомахами; тот же способ погребения мог существовать и у обитателей Харгоя. И теперь еще детей хоронят по соседству и обкладывают камнями от волков и собак (Детские могилы устраивают нынешние буряты иногда вблизи юрты); но едва ли хоронят так взрослых, их скорее сжигают, хотя сожжение покойников и запрещено. В виду того, что следить за соблюдением распоряжения о погребении покойников некому, легко допустить существование обычая сжигания, как это существует относительно шаманов, у шаманских рощ, я повсюду встречал еще очень много свежих кострищ с частями человеческих черепов, уже обожженных, и металлическими предметами: подковами сапог, привесками, ножами.

Опубликовано в декабре 1881 года.

Городища Иркутской губернии. Часть 2.

1295

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.