Из братской волости (ангарские пороги и водяной путь).

В октябре минувшего года чрез братскую волость проезжал А.М. Сибиряков; он проплыл ангарские пороги, спустился Ангарою до впадения в нее р. Илима, которым поднялся до г. Илимска с целью лично ознакомиться с местностью, им омываемою и его течением в отношении возможности судоходства по этой реке. К сожалению, г. Сибирякова нам не пришлось увидеть; но зато г. Калистратов, известный такой же неугомонностью, как и сам г. Сибиряков, в отыскании в Сибири более удобных и дешевых путей, был здесь несколько дней и обязательно предложил мне свой путевой журнал для ознакомления с деятельностью его по расследованию ангарских порогов и течения Илима (Один экземпляр путев. журнала г. Калистратовым представлен А.М. Сибирякову, а другой генерал-губернатору В. Сибири). Не будем вдаваться здесь в технические подробности описания всех ангарских порогов, которые проплыл и обследовал г. Калистратов, так как описания эти имеют лишь специальное значение, а ограничимся только выводами и заключениями его относительно Падунского и Шаманского порогов и р. Илима, как представляющих особый интерес для дела. Исследовавши, — пишет в своем дневнике г. Калистратов, — порожистую часть Ангары, по которой мне пришлось путешествовать несколько раз и в различные времена года, я убедился, что пароходство в этой части реки возможно, хотя всегда с предосторожностями и никогда нельзя считать это сообщение совершенно безопасным, даже если изведанные мною места будут разработаны и установлены бакенами.

В Падунском пороге направление для плавания должно быть разработано по правой стороне, но отнюдь не жерлом (средним руслом). По среднему руслу проплывали: гг. Чалеев, барон Аминов, инженер Рунеберг и другие, но не исследовали правого русла. Я сперва еще предвидел, что над средним руслом бесполезно было бы трудиться и для того обследовал правое, на что и обратил внимание г. Рунеберга. Он совместно со мной, делал тут промеры и, полагаю, согласен с моими доводами. Нынешним летом я опять тщательно исследовал это русло, промерил его и нахожу, что ни по средине, ни левой стороной не следует направлять судоходства, а непременно правой. В ней все-таки придется поработать – убрать несколько камней, на пути лежащих и углубить фарватер, так как он мелок в некоторых местах, наприм. в середине, только 0,75 арш., — течение тут 16 верст в час и не извилистое, как в жерле, в котором течение до 23 верст в час; зато работа будет производительна, будет возможность плавать; относительно же направления жерлом, я не берусь этого сказать.

Шаманский порог представляет для пароходства серьезные затруднения, преодолеть которые всегда, конечно, можно, при умении взяться за дело, энергии и достаточных денежных средствах, с потерею на это дело времени, продолжительность которого, впрочем, определить в данную минуту не возможно; но вопрос в том: предприятие это, требующее огромных затрат труда, капитала и времени, достигнет ли вполне желаемого результата? Вопрос, на который нельзя дать положительных ответов.

А.М. Сибиряков поставил себе задачей открыть в Сибирь путь более удобный и дешевый, где только возможнее и удобнее. И вот, не надеясь в скором времени поправиться с препятствиями на Ангаре, — а время не ждет, — он командировал меня на Илим для узнания; возможно ли будет по нему пароходство. Я направился в г. Илимск из с.Большемамырского, братской волости, чрез Илимкий волок. От Илимска проехал вниз по Илиму 230 верст, до впадения его в Ангару и нахожу, что р. Илим, по положению своему, вполне судоходна, но для судов мелкосидящих; возможно на ней и пароходство при тех же условиях. В русле его, в особенности, около берегов, в некоторых местах, есть камни, которые, для безопасного плаванию, во всяком случае, необходимо будет убрать. Уборка их не представляет никаких особенных трудностей и для этого не понадобится никаких особенных технических сооружений. Выше от впадения Илима в Ангару, в 7 верстах, находится, чрез всю его ширину, шивера, называемая «Симахинский порог». Порог этот будет препятствовать проходу судов только в малую воду; при более возвышенном, при обыкновенного уровня воды, судоходство возможно. Чтобы отстранить и это затруднение, необходимо произвести расчистку порога на всем его протяжении и во всю его ширину, что также не представит особых затруднений. Берега Илима гористы и местами есть отлогости, течение обыкновенное; населенных мест довольно; пустынных пространств нет. По словам местных жителей, р. Илим может быть судоходна и выше г. Илимска до дер. Подволочной, — откуда только 30 верст, волоком, до р. Ангары; но я, за поздним временем, побывать там и сделать промеры не успел; надеюсь выполнить это дело весною будущего года. Вообще Илим имеет сходство с р. Турой, что в западной Сибири; она также маловодна, как Илим, но по ней ходят пароходы мелкой осадки. Таким образом, не оставляя совершенно в стороне вопроса об ангарских порогах, по моему мнению, пока что, — непременно и немедленно следует взяться за дело по р. Илиму, имеющему в данное время такие важные преимущества против порожистой части Ангары, — а именно то, что плавание по нему может быть открыто в будущем же лете; работы по очистке фарватера, в сравнении с работами в ангарских порогах, потребуют самых умеренных расходов, работы могут быть окончены тем же годом, потому что таковые могут производиться круглый год, за исключением времени наводнений; все это дело вообще, не потребует ни неопределенного времени, ни огромных расходов и, наконец, самое важное, — что цель, в самом близком будущем, будет достигнута, чего в отношении ангарских порогов, ни в каком случае, так утвердительно сказать нельзя.

Для плаванию по Илиму г. Сибиряковым, как известно было из слов г. Калистратова, предполагается устроить железный 40 сильный пароход с двумя железными паузками, вместимостью от 5 до 7 тысяч пудов, то и другое мелкой посадки. Если это состоится, то суда эти появятся у Илима в июне или июле будущего лета. Вероятно, у тому же времени, пойдет туда и 140 сильный, г. Сибирякова, пароход «Николай Чудотворец», складывающийся около г. Красноярска для плавания по Ангаре.

На ряду с заботами об очистке русла Илима для безопасности плавания пароходами, выступает вопрос о приведении в наилучшее состояние дороги по илимскому волоку от г. Илимска до с. Большемамырского на Ангаре, на расстоянии 104 верст, так как г. Илимск является уже средоточением пути, откуда, привезенные из Европы товары будут следовать на Лену и Ангару – в нижнеудинский, балаганский, иркутский и верхоленский округа и в Забайкалье.

Кстати об илимском волоке. Если до 1875 г. было обращено внимание на полезность пути по Илиму и на необходимость приведения дороги илимского волока в должное состояние; но предприятие это почему-то было заброшено. Ныне вновь выплыл вопрос об Илиме и о путях сообщения к нему идущих со стороны Ангары и Лены. Летом мин. года г. Розен был командирован для осмотра илимского волока и собрания сведений, нужных для устройства там дороги. Но какие им добыты выводы и заключения, пока не известно; слышно, впрочем, что летом 1887 г. дорогу эту будут исправлять. – Как известно, дорога эта, когда-то имела важное значение и в административном и в военном отношении, — это была, тогда военная дорога. С переходом административного центра из Илимска в Иркутск, само собою, значение дороги пало и она запустела. С развитием же золотопромышленности на Лене ощутилась и надобность в ней, так как по ней направляют рабочих, нанятых на промысла в нижнеудинском округе и енисейской губернии; скот на мясо из енисейской и томской губерний и хлеб из братской волости для золотых промыслов и приленских жителей; железо из Николаевского завода и часть мануфактурных и колониальных товаров для промыслов же и приленских жителей. Крестьяне приангарских селений братской волости имеют, почти постоянно, в особенности зимой, порядочные заработки от этой дороги, доставляя в Усть-Кут хлеб свой и – по найму, железо из Николаевского завода, соль из Илимского завода на Ангару, рабочих, идущих на промысла и, частью, томские товары. Здешние крестьяне не прочь исправлять волоковую дорогу, если бы их не выгоняли на исправление дороги московского тракта, куда, к слову сказать, они путешествуют почти каждое лето за 300, 400 и более верст. В 70-х годах здесь кое-что было сделано: устроены кое-где мосты, увеличена развалка леса и дорога сделалась порядочной, по крайней мере для зимнего пути; но тележного сообщения так таки и не добились, потому что в последнее время крестьян уже не посылали на исправление этой дороги, которая, само собою разумеется, дошла опять до невозможного почти состояния: местами завалило лесом, падавшим от бурь, образовались рытвины от водостоков, мосты поразмыты и испорчены донельзя. Труды, значит, пропали. В начале зимы мин. года хотели было отделить из общего числа рабочих, что назначаются на московский тракт, человек до ста на исправление волоковой дороги, но это не состоялось.

В заключение добавим, что еще оказывается два кратчайших направления для сообщения енисейской губернии с иркутской: один сухопутный от с. Конторского, канского округа на Бирюсе, чрез с. Мироновское, на Уде, на Николаевский завод или Братск, а другой водный, по р. Тасеевой, тоже до с. Мироновского, а отсюда этим же, сейчас сказанным путем, продолжение которого не представляет никаких особенных трудностей, а между тем, расстояние значительно сокращается; но об этом до другого раза.

Опубликовано 8 марта 1887 года.

675

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.