Летопись, построения и событий г. Селенгинска с 1674 по 1874 год. Часть 1.

Два века тому назад, горсть казаков, со служилыми людьми, проникли за Байкал, на левом берегу реки Селенги, в 5-ти верстах ниже соединения оной реки с рекой Чикоем, 21-го Сентября 1674 года заложила Селенгинск под названием острога. Цель заложения острога состояла в обеспечении отряда и затем в покорении страны скиптру Царя Московского Алексея Михайловича. Вскоре начали прибывать к острогу и селиться близ него промышленные люди из великорусских губерний, а наиболее из города Великого Устюга. С 1685 года острог получил название города. Храбрые казаки, заложившие Селенгинский острог, не сразу умиротворили край: кочевавшие за Байкалом и в пределах Монголии, монголы и буряты, принадлежащие Китайской Империи, не раз делали набеги на Селенгинск, стараясь произвесть их более нечаянно; но всегда были прогоняемы с большим уроном. Так, напр., город Селенгинск выдержал однажды пятимесячную осаду значительной орды монголов. Войска, с участием четырехсот жителей, сделали из города вылазку на левый берег Селенги, откуда производилась главная атака и, и заманив монголов в устроенную засаду, разбили их, истребив до пяти тысяч. Хребет у которого произошло это побоище, с того времени получил название «Убиенного». Вскоре затем город делается местопребыванием Забайкальских воевод, живших в нем до конца 1769 года, т.е. до кончины последнего воеводы Генерал-Майора Варфоломея Валентиновича Якоби, скончавшегося в Селенгинске 12 Декабря 1769 года (Сын воеводы Якоби, Иван Варфоломеевич был впоследствии генерал-губернатором Сибири). Воевода Якоби, по преданию, был человеком честным, справедливым начальником, кротким в обращении с самыми простыми людьми. Город Селенгинск во время воевод сделался центром и главным пунктом военных операций за Байкалом; в нем посменно квартировали штабы войск Мушкетных полков Тобольского, под командованием полковника Бухольца и Селенгинского, и гарнизонного полка и других разных команд, а постоянно – Артиллерия. С прекращением вражды с Китайским правительством и с устройством таможни близ р. Чикоя, в 7-ми верстах выше города, торговля Селенгинска начинает развиваться, число жителей увеличивается и улучшается благосостояние. Цветущее состояние города не умолялось даже с появлением Кяхты, основанной для торговли с китайцами и продолжалось до скорбных для него дней.

С марта месяца 1722-го года до марта 1725-го и с апреля 1726 по март 1727 года, т.е. около четырех лет, Селенгинск служил местом пребывания святителя Иннокентия, который среди окружающих город идолопоклонников – бурят насаждал семена христианской веры, принесшие обильные плоды. Этот первосвятитель Иркутской паствы, по своем блаженном представлении, силой благодати, просиял нетлением своих святых мощей, которые и почивают в Иркутском Вознесенском монастыре.

В 1726 году в Селенгинске остановился, посланный Императором Петром Великим в Китай для переговоров об установлении границ и торговли между Россией и Китаем, Граф Савва Владиславич Иллирийский-Рагузинский. Он нашел местоположение города невыгодным по низменности песчаного берега, часто заливаемого наводнениями р. Селенги и небезопасным от набегов. Потому избрал для города другое, более удобное место, на левом берегу, предполагая построить на оном крепость, о чем и донесет правительству.

В городе существовали тогда четыре деревянные церкви.

1780 года Апреля 4-го дня стоявшая среди города Спасская церковь от неизвестной причины загорелась и в тоже время поднялся сильный северный ветер; бывшие свидетели пожара старики, ныне покойные, утверждали, что вырванная ветром, одна головня, из объятой пламенем церкви, перелетела на крышу Свято-Троицкой Селенгинского мушкетного полка церкви, стоявшей среди верхней части города. Церковь мгновенно загорелась, и пожар быстро распространился по теснопостроенным близ церкви деревянным обывательским домам. Не было средств отстаивать здания; жители в отчаянии носили имущество, какое могли выхватить на лед р. Селенги, но он вскоре начал ломаться, и имущество, спасенное от пожара, было унесено водой. Сгорели, кроме означенных двух церквей, казенные здания, 60 купеческих лавок и 280 обывательских домов. Сохранились: Казанская церковь, артиллерийская канцелярия и частных до пяти домов, а прочее все, начиная от Спасской церкви и гостиных дворов, вверх по течению реки Селенги, выгорело до основания.

Но этим не кончились бедствия Селенгинска. Того же 1780 года в Октябре произошел пожар от неизвестной причины, и при порывистом ветре истребил Покровскую церковь, в которой, по преданию, почти ежедневно любил совершать Литургию святитель Иннокентий с одним причетником, как обыкновенный священник. Вместе с этой церковью сгорела и остальная часть города; уцелело только до 10-ти обывательских домов и бывшая деревянная крепость. Об этих несчастиях, постигших Селенгинск, донесено было Императрице Екатерине Великой и она, по всемилостивейшему своему вниманию к нуждам пострадавших, повелела отпустить: на постройку новой церкви 6000 рублей, — каждой лавке 60-т и каждого дома 30-ть рублей ассигнациями. В тоже время, узнавши из донесения о невыгодном местоположении города, повелела, предложить жителям переселиться на левый берег, более удобный для постройки города. Трудно отыскать причину, кроме одной близости леса, тогда не вырубленного и не истребленного лесными пожарами, почему тогдашние обыватели Селенгинска упорно хлопотали и получили дозволение остаться на прежнем погорелом месте. Может быть они оттого предпочли остаться на прежнем месте, что оно более безопасно от набегов соседних монголов: оно было с одной стороны защищено непроходимым хребтом, покрытым лесом, а с другой рекой. Впрочем, желание остаться на этом месте не было общим, потому что многие купцы перешли в Кяхту и Верхнеудинск, а беднейшие мещане для занятий хлебопашеством приписались к крестьянским селениям. Оставшиеся жители вскоре обстроились и соорудили, благодаря щедротам Императрицы и добровольным пожертвованиям двухэтажный из кирпича собор, в верхнем этаже которого главный престол освящен был во имя Нерукотворенного образа Спасителя; в нижней главный, в память и благодарность Императрице Екатерине II-й, во имя святой Великомученицы Екатерины, и придельные – святых – Архангела Михаила и Николая Мирликийского. Храм этот, строенный архитектором – самоучкой, даже неграмотным, Тюменским мещанином, Воротниковым, по величию, красоте и прочности мог бы служить украшением значительного города. Строителем этого храма был выходец из России, впоследствии Селенгинский купец, Иван Степанович Басов, своим умом и любознательностью снискавший особое благорасположение командира Селенгинского мушкетного полка, впоследствии Генерал-губернатора Сибири Ивана Варфоломеевича Якоби, с коим, несмотря на разделявшую их, по духу того времени, разность состояний, соединен был некоторого рода дружбой. К сожалению переписка их наследниками Басова утрачена, но видевшие оную достоверные люди передавали нам, что содержание этой переписки свидетельствует о самом искреннем между ними сочувствии. На месте сгоревшей Покровской церкви построена деревянная того же имени. В постройках вероятно участвовали приписные к обоим приходам крестьяне соседних селений, из коих многие пользовались наилучшим благосостоянием и даже богатством. По окончании постройки соборного храма, построен также купеческий (на 22 лавки) гостиный двор.

Опубликовано 7 декабря 1874 года. 

Летопись, построения и событий г. Селенгинска с 1674 по 1874 год. Часть 2.

881

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.