Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 1.

В последних номерах VI т. Известий Отдела, были сообщены как мотивы моей поездки, так вкратце и некоторые результаты. Настоящий отчет имеет целью подробное изложение собранных мною данных как относительно геоностического строения осмотренной местности (от р. Унги около Тыретской почтовой станции до р. Бирюса и вверх по р. Уде до пещеры), так и относительно ископаемых и млекопитающих животных, добытых из пещеры, причем с целью дать возможность сравнения последних с современным составом фауны, я сообщу здесь и те сведения, которые я успел собрать о животных населяющих страну в настоящее время. Замечу также, что по необходимости соображаться с средствами, назначенными согласно главной цели поездки, на исследование пещеры, я делал экскурсии в сторону от дороги лишь в 3-4 местах и должен был ограничиться в геологических наблюдениях, главным образом, тем, что встречено мною на пути, проложенным с целью сообщений, поэтому обратный путь водой из пещеры в Нижнеудинск принадлежит к лучшим в этом отношении. Относительно гипсометрических данных, благодаря любезности Ф.Ф. Миллера и Л.А. Гельмерсена, производивших нивелировку дороги от г. Канска до Иркутска, я мог соображаться с некоторыми результатами их наблюдений и имел случай осмотреть подробный профиль г. Гельмерсена, предъявленный им на одном из общих собраний членов Сибирского Отдела, к тому же при мне был анероид Гольдшмидта, служивший мне впрочем не с безукоризненной верностью.

Здесь же считаю долгом заявить, что успехом в исследовании пещеры я много обязан распоряжениям бывшего исправника Нижнеудинского округа, Д.Д. Ларионова, а также г. письмоводителю инородческой управы НИжнеудинской землицы А. О. Кучинскому и старосте той же управы. Что же касается до многих сведений и коллекции относительно ныне живущих млекопитающих животных Нижнеудинского округа, то ими снабжает меня благосклонно действительный член Отдела И.И. Воротников, о чем сообщено будет в своем месте.

I. Геологические наблюдения

§1. На пути к пещере и к р. Бирюсе.

Постоянное наблюдение над составом почвы начато мной с Зиминской почтовой станции на р. Оке. Желая, однако, ознакомиться с известными уже обнажениями на пути от Иркутска до р. Оки, я останавливался во всех таких местах, имея в виду, что осмотр их будет подспорьем в самостоятельных моих исследованиях. Таким образом я обратил внимание и на окрестности Тыретской почтовой станции (ближайшей к Зиминской), где, со времен проф. Гофмана, было указано отношение иркутских угленосных песчаников к известняку. Так как осмотр этой местности доставил мне некоторые новые данные относительно стратиграфической последовательности осадочных пластов развитых в Иркутской губернии, поэтому, я остановлю внимание читателя на горе, образующий правый берег р. Унги (лев. приток Ангары), предпослав предварительно общие сведения об осадочных толщах, описанных до сих пор в губернии и о возрастном отношении их друг к другу в том виде, в каком вопрос этот находится до последнего времени.

По исследованиям А.Л. Чекановского древнейшей из более подробно изченных им осадочных толщ иркутской губернии, являются красные песчаники (силурийские), развитые по рр. Иркуту (Сомнения г. Крапоткина (Отчет об Олекминско-Витимской экспедеции, 1873 г.) относительно уровня залегания красных песчаников можно считать покамест лишь теоретическим ), Олхе, Малой Манзурке и, в более метаморфизованном виде, в хребте Онотском. Они покрываются известняком (девонским), на котором наконец залегают: местами иркутские угленосные песчаники желтого, серого, буроватого и т.п. цветов (юрские), местами же (Балаганский и Верхоленский округа) толща, состоящая из песчаников и глин, преимущественно красного цвета с пропластками, жилками или же пятнами зеленого и желтоватого цвета. По неимению ископаемых остатков при определении возраста этих красных пород г. Чекановский мог руководствоваться лишь тем, что они, залегая вместе с иркутскими пластами поверх известняков и сохраняя общее им горизонтальное положение слоев, встречаются пределами своего развития, являясь в таких случаях хотя и разобщенными долинами размыва, но на одном гипеометрическом уровне, что, в совокупности, склонило его к предположению единства возраста этих пород; полагая, ятокрасная (балаганская) юра отложилась в открытом море, между тем как желтая, иркутская, играет роль прибрежных отложений.

Отлагая затем сведения о пластах, предположительно более новых, нежели иркутские песчаники (Гофман и Макеровский) до соответственного места отчета, я возвращаюсь к р. Унге и Тыретской почтовой станции.

По наблюдениям проф. Гофмана у подножия «Идинской» (по всей вероятности Унгинской) горы обнаруживается серый, зернистый, вообще горизонтально слоистый известняк между тем как на вершине горы являются горизонтальные, перемежающееся слои бурого и желтого песка, залегающие на буром песчанике с черными пятнами и бесспорно причисляемые к иркутски угленосным. При горизонтальности пластов, обнажение это (правый берег р. Унги) доказывает, разумеется, что песчаник принадлежит к высшему стратиграфическому уровню нежели известняк, выступающих у подножия горы; но, в свою очередь, из вышеприведенных цитат уже видно, что непосредственное налегание обоих пород, т.е. плоскость из наслоения друг на друге, не была наблюдаема Гофманом.

Со своей стороны, на спуске с правого берега р. Унги я заметил следующее: в верхней части горы, песчаник серовато-белый, вообще мелкозернистый, местами рыхлый, с прослойками и неправильно извивающимися полосками охристо-желтого и бурого цвета, иногда с очень тонкими прожилками бурой железной руды. Особенности эти заставляют узнать в нем нижний (первый) ярус иркутских песчаников, с описанием которых он поразительно сходен. Ниже замечается тонко и горизонтально слоистый рухляк красного цвета, с мелкими блестками серебристой слюды, перемежающийся с рухляковистой сланцевой глиной столь же интенсивного красного цвета со сростками, прослойками и желваками красного и зеленого ила, причем последний образует в породе и неправильные пятна. В осыпанной части выступа наблюдается также не мало плиток серовато-белого рухляка, образующего, по всей вероятности, пропласток в этой породе. Затем, в долине р. Унги, по рассеянным кускам известняка, я мог убедиться в действительности выхода в этом месте названной породы, хотя обнажение, подробно уже описанное г. Гофманом, засыпано уже дорожными работами, обнажившими в замене красные пласты.

Далее около самой Тыретской деревни, по левому берегу р. Тыреть, впадающей в Унгу с левой стороны, выступают также красные пласты на довольно значительном протяжении, при чем к ним подмешивается и красный, тонко слоистый песчаник (кипящий от кислоты) с зелено-желтыми пятнами, как я замечал это в дресве, привозимой оттуда для исправления дороги.

Таким образом, обнажение на правом берегу р. Уши, доказывает, что иркутские песчаники покрывают собой в этом месте красные породы, надстоящие на известнике и не могущие быть отнесенными к пережженным и потому красным угленосным, встречающимся в различных местах губернии.

Имея в виду, что ниже по течению той же р. Унги, всего лишь в 13-14 верстах от описанного места, г. Чекановским указана обширная область развития красных пород (балаганских), залегающих непосредственно на известняке (мельхатуйская или балаганская пещера) и причисленных им предположительно к морской юре по недостатку обнажений, указывающих отношение их к иркутским угленосным, — мысль о связи встреченных мной красных пластов, с балаганскими рождается роковым образом. Столь близкое их соседство, одинаковое отношение к известняку, одинаковый цвет, присутствие зеленых пятен и прослоек – все это говорит в пользу такого мнения и одна лишь значительная примесь углекислой извести в описанной мной породе заставила сравнить ее с имеющимися в музее образцами бесспорно балаганских пород: 1) с горы Хашехай, ближайшей местности от Тырети, 2) Усть-талькинской горы, на левом берегу Ангары, ниже устья р. Унги, где находится образцовое обнажение этих пород, 3) утеса Красный Яр на правом берегу Ангары, в 7 верстах выше села Малышевского (южнее Унги) и наконец 4) с обнажением между рр. Осой и Идой (правые притоки Ангары), причем я убедился, что все породы этой толщи, как песчаники красного, зеленовато-серого цвета и других оттенков, так и красные глины с зелеными прослойками и пятнами, очень сильно искипают от действия кислоты, следовательно как стратиграфически (относительно известняка), так и петрографически сходствуют или тождественны с обнаженными на почтовом тракте. Остается затем обратить внимание на весьма важные данные, сообщенные г. Чекановским, об отношении балаганских пластов к иркутским, — данные, по видимому, противоречащие моему взгляду. Из его краткого отчета известно, во первых, что несколько ниже по р. Унге, против устья рч. Куйты (лев. приток Унги), вправо от находящейся там небольшой долины развиты балаганские пласты, между тем как влево желтые иркутские песчаники, которые еще выше по р. Унге, «около Убугутуя лежат на известняке. Явление подобного же отношения красных и желтых песчаников встречено им в долине Нукута «(Куретай и Кулурей), открывавшейся около устья р. Залари в Унгу (с правой стороны); третий затем пример точно также разобщенного соседства интересующих нас пластов, при общем из залегании на известняке замечен г. Чекановским на р. Иде (прав. приток Ангары), четвертый, наконец и самый явственный, на якутском тракте, где правый склон широкой долины р. Каменки (между Ользоновской и Баендаевской деревнями) состоит из желтых иркутских песчаников, а левый из красных пород, при чем «те и другие лежат на известняке, образующем почву долины».

Такое соприкасание обеих толщ, при горизонтальном их положении, при одинаковом отношении к известняку и при одинаковом гипсометрическом их уровне в местах, где они разобщены долинами размыва, я объясняю тем обстоятельством, что иркутские угленосные, песчаники выполняют (как мы увидим ниже) собой неровности и глубокие долины размыва, нарушившие бывшую непрерывность более древних балаганских пластов, часть которых была снесена местами до их подпочвы, т.е. до известняка; а так как, в свою очередь, после отложения иркутских пластов, размыв и снос образующего их материала происходил, как известно, в очень значительных размерах, поэтому одинаковый гипсометрический уровень обоих пород, замеченных г. Чекановским в местах, где они приближаются друг к другу, объясняется вполне удовлетворительно. Имея в виду все вышесказанное, я прихожу к заключению, что алаганские красные породы древнее иркутских угленосных т что они принадлежат к отдельной, самостоятельной формации промежуточной по времени между отложением известняка и иркутской угленосной. Формацию эту я называю Балаганской, пока действительный ее возраст не определен еще ископаемыми остатками.

Относительно состава почвы между Тыретской и Зиминской станциями могу повторить лишь слова г. Чекановского: «на первых верстах залегают красные наносы, далее желто-бурые; здесь в рвах у дороги, местами, выброшены куски известняка, который посему, образует вероятно почву этой местности», вместе с чем гипсометрический уровень Зиминской станции ниже Тыретской.

Дорога к следующей Кимильтейской станции, расположенной несколько выше Тыретской, а следовательно и Зиминской, придерживается более или менее течения р. Оки, широкая долина которой выполнена мощным суглинистым наносом желтого и буровато-желтого цвета, кипящим от кислоты. По дороге встречаются следы древних русел и озеро, при котором построена мельница, точно также свидетельствует об изменившемся ложе Оки. Затем следует едва заметный подъем на левый более низкий берег реки, который на 15-й версте является уже крутым и довольно высоким; на его поросшем склоне я видел в этом месте ту же наносную почву, в которой мне попалась маленькая плитка желтого песчаника. На 25-й версте замечается красноватый оттенок в наносе около деревни Перевоз виднеются вдали красные обнажения левого берега Оки; наконец, по легкой покатости дорога ведет в долину реч. Кимильтей (иначе Кимильтейка, лев. приток Оки), в которой желтый, слоистый нанос залегает на красной почве, а левый высокий берег речки представляет обнажения красного цвета, для осмотра которых я сделал экскурсию (Кимильтей – ныне узенькая м маловодная речка, но конфигурация местности убеждает, что в былое время ее долиной мчались большие воды, размывшие правый берег этой долины и участвовавшие в размытии левого берега Оки). Оказалось, что берег этот состоит из горизонтальных пластов красных рухляков и рухляковистых сланцеватых глин с прослойками как красного, так и зеленого ила, причем породы эти, в особенности в верхней части утеса, перемежаются с красными, зелеными, серовато-зелеными песчаниками с обильным содержанием углекислой извести и с многими блестками серебристой слюды на плоскостях наслоения (в одном месте я нашел неоконченный жерновный камень из зеленого песчаника, к чему он, очевидно, оказался непригоден). На верхней части горы из под травы замечается крупная обточенная галька принесенная из других более отдаленных местностей; к подножию крутого и значительно осыпанного обнажения примыкает нанос желто-бурого и красного цвета в этом месте с галькой и обломками прилежащих пород; в нем я нашел плечевую кость (humerus) носорога и metacarpus лошади; обе кости до половины длины торчали еще в наносе (в долине той же реки добывают зеленовато-белую глину).

От Кимильтейской станции, начиная с описанного левого берега речки того же имени, местность значительно повышается над уровнем долины р. Оки, пересекается на 14-й версте довольно глубокой долиной Кулут и затем, достигнув своей высшей точки (более 400' над Кимильтеем) около станции Листянской, понижается к долине рч. Ахты, уровень которой, как и Кулута, все таки несколько превышает высоту Кимильтея. На 13 версте этой дороги, на спуске к долине Кулут, следовательно, гипсометрически выше описанных красных пород, суглинистый нанос желтого цвета залегает на белом рыхлом песке, при чем в канавах не редки обломки желтого песчаника, а в оползне наноса я находил маленькие листочки каменного угля. Далее, на 6-й версте за Листвянской станцией, на спуске к долине рч. Ахты, обнажается желтый, местами рыхлый, песчаник с пропластками белого и охристого цвета, а также с углистыми прослойками, тонкослоистый и с выклинивающимися слоями. Такой же, но более белый песчаник обнажается еще ниже, около самой речки, при чем между почти рыхлыми горизонтальными его слоями, не кипящими от кислоты, замечаются две тонкие и плотные прослойки серого цвета, в которых кварцевые зерна соединены известковым цементом.

Таким образом, Кимильтейско-Листвянская возвышенность показывает, хотя и не столь наглядно, но в сужности тоже, что и правый берег Унги, т.е. что желтые угленосные песчаники занимают высший стратиграфический уровень, нежели красная порода Кимильтея, без сомнения эквивалентная балаганским, а все пространство от р. Унги до Кимильтейки является в в идее большой долины размыва, углубившейся даже до известняка. Мы видели также, что на этом пространстве (тоже увидим и далее) красный цвет наносов находится в видимой зависимости от выступов красных пластов, легкая выветриваемость которых может даже маскировать такие выступы рыхлыми продуктами разрушения. Обстоятельство это заставляет вспомнить те весьма интересные данные, которые сообщены г. Чекановским относительно встреченных им красных наносов. Так напр. в выноске к стр. 296 (1.с.) читаем, что «красные наносы поднимаются до известной высоты на склоны долины р. Куды; они – на пути из Иркутска к ст. Хомутовой, ввели проф. Эрмана в заблуждение; тк что он полагал, что иркутские желтые пласты лежат на красных ленских. Интересно знать, продолжает г. Чекановский, в какиз условиях отлагался этот нанос? Вверх по р. Ордушке он подходит весьма близко в ст. Ользоновской, а между тем, по значительно глубже лежащей долине р. Куды он подымается сравнительно невысоко на склоны». Быть может, что исследованиями, произведенными при более благоприятных условиях (новые дорожные работы, колодцы и т.п. раскопки) обнаружится и в этом месте связь красных наносов с красными же породами, если они уцелели где либо под господствующими здесь иркутскими песчаниками тем более, что р. Ордушка своими верховьями приближается к красным породам «Новорота». Сравни также красные наносы в долине р. Комой, приток р. Мурина, на спуске с горы, на которой развиты иркутские пласты; — все это замечается к тому же всего чаще более или менее на границе соприкосновения иркутских пластов с известняком. Но возвратимся к долине рч. Ахты. Начиная с нее, местность опять возвышается почти на столько же, как и около Листвянской, достигает высшей своей точки между Куйтуновской и Тулинской станциями и затем, через Шерагульскую, понижается вообще к Тулуновской, т.е. к долине р. Ии, располагающейся впрочем несколько выше Кимильтея. Куйтунская, Тулинская и Шерагульская долины принадлежат к самым глубоким на этом протяжении, но ни одна из них не углубляется до уровня р. Ии, а следовательно и Кимильтея.

На 9-й, 10-й и 11-й верстах за Куйтуновской станцией, а потому на высших пунктах дороги, замечаются не малые плиты желтого иркутского песчаника, вырываемые из под наноса. Затем, на 13-й версте можно видеть мелкие куски траппа, привозимого в виде щебня для исправления дороги за Тулинской станцией. По произведенным мною расспросам, трапповый щебень добывается в тайге из «сопочки», в 10-12 верстах в стороне от почтовой дороги, куда я и отправился для ближайшего осмотра условий нахождения этой породы. Повернув на СЗ с почтовой дороги, я доехал наконец к невысокому плоскому холму, удлиненному на ССВ и поросшему высоким хвойным лесом как и вся прилегающая местность. Холм этот («Тулинская сопочка») имеет вид низкой столовой горы, обнаженной с ЮЮЗ-ой и ЮВ-ой сторон, с которой именно и добывается трапповый щебень. Обнажения эти показывают, что весь холм состоит из траппа, обладающего главным образом сферической и концентрически скорлуповатой отдельностью, рядом и в комбинации с которыми замечается еще и столбчатая. Очень тонкая (до 3 милим.) скорлуповатость связана со всеми видами отдельности и окружает собой, как шары, эллипсоиды и столбы, так и неправильные глыбы различных диаметров, придавая разрезу холма очень красивый вид, так как вся обнаженная поверхность является разрисованной различными узорами (фиг. 1.), а вследствие распадения скорлуп на мелкие кусочки, рабочие удобно разгребают лопатами образовавшуюся таким образом дресву, сбрасывая глыбы и не распавшиеся центры шаров.

В особенности оригинальными являются: 1) окруженные скорлупами сфероиды или неправильные глыбы, центральная часть которых распалась еще на две сферы, в свою очередь окруженные скорлупами; 2) формы в разрезе ланцетовидные или удлиненно-четырехугольные, окруженные параллельно скорлуповаым поясом и точно также с двумя сферами в центральной части; 3) сферы, слившиеся соседними частями своих поверхностей и т.п.

Такое растресканное состояние траппа влияет, разумеется, на быстрое его разрушение и превращене в бурую глину, которая и залегает около сопки. Местность не представляет обнажений, по которым можно было бы видеть отношение траппа к другим породам, но так как далее, на спуске к Шерагульской долине, замечается выступ того же песчаника с которым мы постоянно встречались, начиная с Листвянской возвышенности, поэтому правдоподобно, что трапп покрывает собой иркутские песчаники, как это мы увидим ниже, при чем, судя по форме холма и конфигурации прилежащей местности, вероятно, что здесь мы встречаемся с тапповой толщей, пострадавшей от размыва, а ближайшее исследование невысокого «Нюринского хребта», видимого на севере от дороги между Шерагульской и Тулуновской станциями, быть может, обнаружит в нем продолжение этой толщи.

Образцы этой породы, которую я называю здесь общим именем траппа, я отослал в Петребург, проф. Иностранцеву, для ближайшего исследования, здесь же замечу, что ее сложение изменяется от мелко до среднезернистого, что пузырчатость в ней нигде не заметна и что по общему habitus она по видимому древнее лавы, излившейся в прибайкалье (Култук, Иркут, Китой) и, может быть относится к той громадной области вулканических излияний, с которой встретился г. Чекановский на Нижней Тунгуске.

Между Тулуновской станцией (в нынешнем лете поиски золота на р. Ии, на которой расположен Тулун, говорят, увенчались успехом) и Нижнеудинском, а именно в промежутке между Шебартинской и Худоеланской станциями, находится высший гипсометрический пункт всей дороги, начиная с р. Оки до р. Бирюсы, (до 600' над Кимильтеем) после которого местность, расчлененная многими долинами, понижается вообще к реке Уде, уровень которой опускается ниже Кимильтея.

Около Тулуна добывают желтый песчаник, употребляя его как строительный материал (дождь помешал мне осмотреть эту местность). Недалеко от следующей затем Курзанской станции я видел глыбы того же траппа, который встречен на Тулинской сопке, а также обнажение наноса с легко наклоненными песчаными пластами; явление, на котором, только по одному такому обнажению и по местному характеру, нельзя еще ничего основать. Далее, на 11-й версте за Курзанской, в яме, я видел почти рыхлый, охристо-желтый песчаник с покрывающим его пропластком беловатого цвета. Желтый песчаник замечается также и за Шебартикой станцией, по направлению к Худоеланской.

На пути к Киргитуйской станции дорога усыпана песком, между которым попадаются куски желтовато-белого и желтого песчаника и конгломерата с таким же светлым песчаниковым цементом, при чем в куске конгломерата с более мелкой и редкой галькой, я видел (ствол), напоминающий такие же в иркутских пластах. Конгломерат этот добывают ближе к Киргитуйской станции. На 13-й версте за Худоеланской, в яме обнаруживается желто-бурый, горизонтально слоистый почти рыхлый песчаник с черными углистыми полосками. Затем, около деревни Хинкуль (Хингул) вместе с желтовато-белыми плитками песчаника попадаются и красные, особенности и общий вид которых заставляет их считать перегорелыми членами той же формации, как это встречается напр. по р. Белой, где карсный цвет их зависит от горения угольный фленцов. Плитки красного, мелкозернистого песчаника с блестками белой слюды, труднее отличимые от пород низшего уровня замечаются изредка и на спуске с горы за Хинкулем, но гипсометрически ниже, на 23-й версте, попадаются куски желтого песчаника.

На 2-й версте за Киргитуйской станцией замечается нанос с красным оттенком, стоящим быть может в связи с вышеупомянутым цветом перегорелого песчаника, но затем наносная почва принимает опять желтый или буро-желтый цвет, является мощно развитой ближе к Нижнеудинску, а на последней горе около города, из под наноса виднеется знакомый уже нам темный с зеленоватым оттенком трапп, залегающий, как мы увидим ниже, на желтом песчанике.

Общее направление р. Уды около Нижнеудинска еверо-западное. Правый берег ее широкой долины высокий и крутой, между тем как левый отличается постепенным и пологим подъемом, переходящим в предгорье Нижнеудинского хребта, сопровождающего здесь Уду и значительно превышающего высоту правого берега (высота этого хребта по Гофману = 3854' над Удой), в которой долина реки вдается двумя обширными, неправильно полукружными расширениями, отделенными друг от друга горой, в виде мыса, подступающего близко к реке и оканчивающегося в ней утесом. В северо-западном из расширений долины располагается город, а на горе, отделяющей, эту полукотловину от другой, юго-западной, построена маленькая часовня на вершине утеса, в котором удобно изучается отношение траппа к подлежащей ему породу (фиг. 2). И действительно, нижняя треть утеса (по его высоте) образуется выходами пластов светлого, серовато-желтого, неравномерно зернистого и неравномерно слоистого песчаника с блестками белой слюды, местами (в прослойках) с диагональной слоистостью, внизу довольно рыхлого и с охристыми прослойками, выше более плотного, местами при мелкозернистости, почтизанозистого. К верху слои песчаника утолщаются и получают прослойки с мелкой галькой, а цвет изменяется от беловато-желтого до буро-желтого, причем появляются пятнышки и очень тонкие прослойки железистые, темного, почти черного, цвета. Пласты породы видимо наклонены под углом до 8° на С30 В (простирание, впрочем, не легко определимое, по неровной поверхности наслоения, с которой приходится иметь дело). Средняя треть утеса осыпана и представляет смесь песчаниковых и преобладающих трапповых глыб; между ними я находил плитки того же, но покрасневшего песчаника (обгорелый) и куски, одна часть которых приняла красный цвет, другая же сохранила свой прежний. Наконец в высшей части утеса обнажается трапп, растресканный главным образом на призматические столбы, между которыми замечаются иногда и ясные цилиндрические формы; сфероидальная же отдельность и скорлуповатость здесь не замечена; осмотр же местности с высоты этого утеса убеждает наблюдателя в том, что трапповая толща должна покрывать собой песчаник по всей длине видимого правого берега Уды, на что указывает одинаковый характер берегового склона: сверху отвесного (трапп), а наклонного в нижней своей части (осыпь и песчаник), так же как и на фиг. 2-й. Расширение долины, на котором располагается город, выполняется двояким наносом: 1) более древний, неслоистый, состоящий из отложения крупных обточенных галек и валунов (принесенных с верхних частей реки) с песком охристо-желтого до красно-бурого цвета, местами не менее 1,5 сажени мощности; в числе галек попадает и трапп. Нанос этот всего лучше наблюдается по улице, ведущей в больницу и образует род возвышенной террасы; 2) позднейшее наносное отложение состоит из слоистого, суглинистого песка выполняющего неровности в размытом пласте галек и залегающего местами непосредственно на коренной породе и на местах, гипсометрический уровень которых значительно превышает уровень городской долины, доказывая значительно высокое состояние воды в былое время.

С целью ознакомить читателя здесь же с геогностическим строением местности на ЮВ от Нижнеудинска и с частью северного склона Нижнеудинского хребта, я опишу здесь виденное мною по р. Уде начиная с города до пещеры (см. прилагаемую карту). Нанос с галькой (местами лишь с округленными гранями) переходит и на левый берег Уды, образуя возвышенную равнину, на которой располагается деревня Рубахина, отстоящая в 7-8 верстах выше города, около устья речки того же имени (на карте Шварца деревня эта означена на несколько десятков верст выше по рч.Рубахиной, на самом же деле она построена на берегу Уды; другой деревни того же имени не существует).

Коренная порода замечается лишь на высоком правом берегу реки: это знакомый уже нам песчаник, покрытый траппом, но и он покидает берег выше Рубахиной, уступая место наносам, из которых песчаный и суглинистый занимают высший уровень нежели отложение гальки.

Выше устья рч. Ангил (прав. приток) левый берег возвышается до 4-6 саж. и представляет целый ряд обнажений песчаников с легким наклоном вниз по реке. Нижние слои их я отношу к уровню балаганских пород. Это мелкозернистые, вообще тонкослоистые песчаники, кипящие от кислоты, светло серовато-зеленого, зеленовато-желтого и красного цвета, с примесью светлой, серебристой слюды, блестки которой особенно обильны в некоторых, более иловатых прослойках, причем в них замечаются иногда и сростки зеленоватой глины, но цвет этот здесь не отличается интенсивностью, а местами появляется примесь заметных зерен известкового шпата. Что же касается до верхних слоев обнажений, то они, будучи для меня не доступными (плывя плотом, я должен был соображаться с фарватером реки), резко отличались, однако, желтовато-белым цветом, содержат охристо-желтые прослойки и покрыты бурым конгломератом, образовавшимся по всей вероятности путем цементирования наноса с галькой (см. ниже). Затем, приближаясь к Абалоковской долине (деревня Абалакова, иначе Идыкен) берег понижается, коренная порода уступает место наносу и является затем лишь в возвышенном склоне, ограничивающем этот луг с ЮЗ и З-да и примыкающем далее к левому берегу Уды выше ее поворота, омывающего Абалаковский луг. Замечу также, что проезжая сухим путем из Рубахиной в Абалакову; на спуске в эту долину я видел покрытый наносом с галькой выступ интенсивно красной рухляково-песчанистой тонко-слостой породы, перемежающейся с тонкими прослойками рухляково-зеленоато-белого цвета со сротками и пятнами такого же цвета, причем пласты эти представляли легкий наклон по видимому на СВ. Но выше абалаковского поворота, в более высоком и обнаженном левом берегу Уды появляются уже исключительно (до самого уровня воды) те песчаники, которые я считаю одновременными с иркутскими (нижний ярус) и которые почти без сомнения залегали на балаганских породах ниже Абалаковой. Около долины рч. Шелотый (Чалотый у русских), размытой в этих песчаниках, их тонкие слои слегка изогнуты, но выше по реке, до самой деревни Солонцы, они являются почти вполне горизонтальными, сохраняют признаки нижнего яруса иркутской угленосной формации и покрываются наносом с галькой, превращенным в конгломерат от железистого цемента. Обнажение исчезает около устья рч. Куйт, на которой расположены Солонцы, так как возвышенный берег отступает на ЮЗ; гисометрический же уровень его относительно обнажений описанных ниже Абалаковой, заставляет полагать, что иркутский песчаник выполняет здесь собой довольно глубокую вымоину в балаганских пластах. В районе Солонцов («Солонцы» от солончаковых болот около деревни) обнажается мощный нанос с галькой, находящийся также в виде холмов и в солонецкой долине, обнаруживая характер остатков размытого отложения, гальки которого, как видно в ямах на верхнем конце деревни, рассеяны также и в очень пластической, бурой глине, напоминая до известной степени boulder clay (шлифованных и изборозженных галек я не замечал, хотя и не уверен в том, чтобы они никогда не были найдены в этом отложении).

Начиная с Солонцов, Уда, следовавшая до того вообще ССЗ-му направлению к Нижнеудинску образует не большой поворот, считая вверх по реке: на В, ЮВ, затем ЮЗ и З, где она выходит из северного склона Нижнеудинского хребта. На половине длины (приблизительно) этого изгиба располагается деревня Порог (инородческая управа Нижнеудинской землицы), названная от находящегося там порога на реке.

На этом протяжении (до Порога) берега вообще низки и обнаруживают слоистый песчаный и суглинистый нанос и только в одном месте, выше устья рч. Киреи, на левом берегу выступает цементированный нанос с галькой, залегающий на низком уступе почти рыхлого желтовато-белого песчаника с охристыми пятнами и прослойками, а в полуобточенных глыбах замечается трапп. Этот последний замечается также в глыбах около деревни Порог (именно по соляному ключу, протекающему около деревни. К сожалению посуда наполненная мной этой водой разбилась на пути к Иркутску) (глыбы, образующие порог без сомнения тоже трапповые (имея в виду не отягощение лодок, на которых спускали коллекции через порог, мне не советовали увеличивать собой груза и потому я объехал порог сухим путем) и наконец, в виде коренной породы, образует собой плоскую возвышенность, которой сопровождается правый берег Уды на протяжении 8 верст выше порога, именно до устья рч. Ут (прав. приток) – последней южной точки известного распространения этой породы по Уде. Широкий и длинный лесистый луг, сопровождает между тем левый берег реки, обнажая как суглинистый и глинистый (такая же пластическая бурая глина, как в Солонцах, заметна в ямах и около Порога) так и песчаный нанос. Луг этот с образующим его наносом переходит и за устье р. Ут, обнимая собой выше этой речки и правый берег Уды и продолжается до поворота реки в З-В-ное направление, начиная с которого изменяется характер как местности, так и входящих в ее состав пород: это начало северного склона Нижнеудинского хребта и первая встреча с метаморфическими сланцами, с более выразительными чертами которых мы познакомимся в пещерном утесе.

Еще ниже утеса Богатырей (Куски растресканной породы этого утеса выпали в одном месте так, что образовались углубления, соответствующие как бы глазам, между которыми оставшийся кусок породы играет роль носа и таким образом произошла фигура, похожая на лицо человека больших размеров. Высокое расположение этой фигуры, давшей название утесу (Богатыри у русских и Ехе-баба, т.е. большой дедушка у бурят) и невозможный к ней доступ поддерживают эффект, производимый на невооруженные глаза суеверных зрителей, видящих в ней окаменелого богатыря. Первая из попавшихся зрительных трубок убеждает, однако, что весь богатырь этот есть просто дело случая и не дает место мысли даже о ваятельном произведении древних аборигенов. Мои рабочие, привыкшие визировать зрительной трубкой, разубедились сейчас же в загадочности своего богатыря, очертания которого положительно исчезают при взгляде на него вооруженным взглядом.) начиная с которого местность значительно повышается, — именно выше Тунгурукской шиверы, из под наноса замечается небольшой выход плит темного, зеленовато-серого цвета, заметно падающих на В, но еще выше они исчезают, а начиная с Богатырей метаморфический, известково-глинистый сланец красновато-желтого или желтовато-красного цвета, занимающий высший уровень, нежели упомянутые плиты, уже не покидает путешественника до самого пещерного утеса. В Богатырях пласты падают на В20 С под углом до 30°; далее они являются или почти горизонтальными, или же наклонными, как напр. между рч. Муксотом и Хурлашихой (Харлаших – ручеек, высыхающий и лишь весной падающий водопадом с утеса до 2 саж. высоты) где падение их = 30° на З25 Ю, или же при положении близком к горизонтальному, представляют волнообразные изгибы, как напр. на протяжении от луга Талого озера до рч. Аего, которая представляет очень хороших образец долины размыва в наклоненных пластах (фиг. 4). В двух местах на этом протяжении из под красных сланцев показываются зеленовато-серые плиты, именно, между рч. Уней и Мунгузу и ниже устья рч. Аего (В слове Аего буряты выговаривают букву г картаво, как французы букву р).

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 2.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 3.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 4.

Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры. И.Д. Черского. Часть 5.

1029

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.