Ангарская экспедиция.

В газете «Сибирь» было уже напечатано краткое известие, назначенной для исследования течения р. Ангары.

Члены экспедиции, гг. Чалеев и Аминов, нашли в Иркутске планшеты инструментальной съемки Ангары, по всему ее течению от Байкала до границ Енисейской губернии, все описания этой реки и проекты об улучшении ее фарватера, составленные в давнее время. Ознакомившись с этими материалами, они пришли к убеждению, что единственное затруднение для свободного судоходства по Ангаре представляют пороги, шиверы и быки. По этому, получив копии съемок, они только дополнят их измерением глубины и силы течения Ангары. Затем, полное внимание из будет обращено на пороги: насколько позволяют средства, они измерят их глубину, фарватер и положение. Падунский порог, имеющий наибольшее падение, кроме того, они полагают обойти левым, низменным берегом, или вместе с другими четырьмя два – Пьяный и Похмельный лежат выше Падана, а другие два – Долгий и Шаманский – ниже его; обход этот пойдет долиной правого берега, идущего от устья р. Большого Намыра до р. Илима, на протяжении 130-150 вер. Достигнув Илима, путешественники вернутся к своей лодке, и спустятся по всем ангарским порогам; а затем, с устья Илима, они поднимутся по этой реке до первых порогов, чтобы ознакомиться с характером их, хотя впрочем и не представляющих, подобно ангарским порогам, серьезных препятствий к судоходству. Вернувшись к Ангаре, экспедиция сплывет далее к устью ее, а потом дойдет до Енисейска, конечного пункта исследований. На всех, сколько бы их ни было, обходных путях будет производиться нивелировка.

Этот план действий был представлен г. Чалеевым на рассмотрение г. Председательствующего в Совете Главного Управления Восточной Сибири. Г. Л. Шелашников счел не лишним обратить внимание изыскателей: 1) на необходимость исследования Илима, по крайней мере верст на 200, до заштатного гор. Илимска, от которого, на протяжении 90 в., существует сухопутное сообщение с р. Кутой, впадающей в Лену. Если на этом пространстве Илим окажется судоходным, то пароходное сообщение с низовья Ангары по Илиму, со временем, будет играть довольно важную роль для Приленского края; 2) на местность залегающую между селениями Лучинским и Московским, которая, по словам очевидцев, может послужить также обходным путем порогов Похмельного, Пьяного и Падуна; и 3) указывалась еще одна из важных артерий Ангары, река Уда. Этот значительный левый приток, по слухам, способен для движения судов от г. Нижнеудинска вплоть до устья. Уда могла бы быть полезной в том случае, если бы движение судов вверх по Ангаре, по невозможности уничтожить пороги, оказалось невозможным; тогда паровое сообщение могло бы существовать по крайней мере до Нижнеудинска.

Экспедиция снялась с якоря рано утром 15 июля, сделав предварительно измерение течение Анграы у московского перевоза. Лодка, купленная у Могилева, поднимает более 300 п. груза; она хорошо оснащена и приспособлена не только к плаванью по порогам, но и для занятий на ней по описанию и исследованиям реки. Команда состоит из четырех вольнонаемных гребцов, двух солдат и рулевого, который впрочем взялся довести лодку только до г. Балаганска; на все же плаванье заусловился быть вожаком Николай Александрович Пашковский, здешний мещанский староста. Он уже лет 30 занимается сплавом барж от Иркутска до Енисейска, хорошо изучив Ангару, в особенности в порогах, и даже сам составил путеводную карточку. Услуги г. Пашковского действительно будут неоценимы. Экспедиция достаточно снабжена съестными припасами, различными инструментами и всеми принадлежностями для специальных работ.

Таким образом экспедиция будет носить описательный характер. По крайней мере, приступлено уже к решению давнишнего вопроса о судоходстве по Ангаре. Правительство, конечно, не остановится на этом и даст возможные средства довести дело до конца. Рассчитывать на участие сибирских капиталистов положительно не возможно. Будем же надеяться, что нынешний министр путей сообщения, обративший особенное внимание вообще на исследование водных путей в России, даст серьезное направление начатому делу в Сибири и приведет его к всеми желаемому концу. Считаю не лишним напомнить здесь кстати о том, что было предпринято по ангарскому вопросу. В промежуток времени от 1811-1863 г. было снаряжено 6 экспедиций для изучения реки Ангары, как с целью ученой, так и практической, состоящей в изыскании средств к приведению ее в безопасный и удобный водяной путь. Укажем на более известные их этих экспедиций. Экспедиция Козинского в 1843 и 44 годах, занималась только исследованием геологического строения всего пространства, занимаемого системой вод Ангары от Братского острога до Падунского порога; при этом была составлена общая геологическая карта. В 1857 г. проплывал пороги г. Чаплиевский. В 1859 г. поручик Рашков, член бывшей сибирской ученой экспедиции, проплыл по всей Ангаре. В 1871 году по порогам проплыл военный инженер Бельцов. Путешественники представили более или менее пространные заметки о плавании по порогам. Однако ж путевые записки, представляя довольно оживленные описания порогов и небольшой части личных впечатлений путешественников, нисколько не разъясняют главной цели исследования и не разрешают вопрос, ни о составе и величине порогов, ни о степени возможности уничтожения их. Ни одна из экспедиций не пришла к положительным результатам и предлагаемые путешественниками средства были лишь гадательны. Причины таких недостаточных выводов конечно лежали в самом способе исследований. Исследования эти производились наглядно, без тех научно-технических изысканий, которые необходимы для точных заключений. По этому вопросу, поднятый еще в начале настоящего столетия, до сих пор остается в том же положении, как и после первой экспедиции, т.е. в весьма не точном топографическом и геогностическом описании порогов. Кроме того все экспедиции ограничивались тесными рамками исследований одной Ангары. Вопрос этот начал было принимать более обширные размеры только в конце 1862 года, когда гамбургским купцом Годефруа было подано прошение министру финансов об исходатайствовании 25-ти летней привелегии для заведения пароходства по рекам Восточной Сибири. Это заявление подало повод бывшему тогда генерал-губернатору Восточной Сибири просить министра путей сообщения о командировании техника для производства изыскания по рекам Ангарско-Енисейского бассейна. Министр, вполне признавая необходимость исследований не только одной системы Енисея, но также и рек Чулыма и Кети, впадающих в Обь, счел весьма недостаточным командирование одного лишь техника для решения столь важного вопроса, а предложил снарядить несколько экспедиций, но предварительно просил сообщить ему, какая примерно потребуется на это сумма, об ассигновании которой министр хотел ходатайствовать. К сожалению дело на этом и остановилось. Нынешний министр путей сообщения, генерал-адъютант Посьет, принял на себя труд решить окончательно этот важный для нас вопрос. От души пожелаем успеха предпринятому делу и с живым интересом будем следить за его резльтатами.

А. Усольцев

Опубликовано 3 августа 1875 года

893

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.