Якутские письма.

Наконец-то прошла зима с ее кратчайшими днями и продолжительными ночами. Миновали вместе с ней и лютые морозы, доходившие до 50-58° по Р., хотя в воздухе все еще веет холодом, который сменяется здесь теплом вместе со вскрытием Лены, происходящем в Якутске, обыкновенно, в 20-х числах мая месяца. Снег, которого ныне вообще мало, как в городе, так и в окрестностях уже стаял, оставшись в небольшом лишь количестве на полях, нетронутый ни людьми, ни животными. Не мы одни, якутяне, но и все население края, под влиянием тяжелого впечатления, вызванного неурожаем в России, поглядываем на нивы. Заняты мы теперь предрешением жгучего вопроса относительно урожая, поставляемого здесь в зависимость от черного пятна, виденного на диске солнца в продолжение февраля месяца, и чрезвычайно большого северного сияния, совмещавшего в себе все цвета радуги (Сияние это видно было в ночь с 5-го на 6-е февраля). Но как будущее всецело находится в руках Божьих, то, по крайней мере, я не вижу в разрешении означенного вопроса, предоставляя другим право вмешательства в высокие, недоступные для ограниченного ума человеческого, планы и цели премудрого Творца вселенной. Занимающий же меня вопрос, решение которого зависит вполне от человеческой воли, имеет предметом своим санитарно-гигиеническое состояние г. Якутска.

Исколесил я, можно сказать. Всю Восточную Сибирь, вдоль и поперек, от Владивостока до Камчатки и холодного Якутска; бывал и в Китае, Японии и даже Корее; видел разные административные учреждения с их представителями, городские думы с их головами, санитарные комиссии; видел такое или иное благоустройство в посещенных мной городах. Но, признаться сказать, нигде не встречал такой нечистоплотности и неряшливости в санитарно-гигиеническом отношении, какая царит в Якутске, где жители жмутся, как овцы в овчарне, предпочитая заботу о питании легких питанию тела, нарядам, сплетням, ябедам, интригам и т.п. ненормальным явлением.

Говорят, что Якутск один из старейших городов Сибири и что возникновение его имело место на 27 лет ранее Иркутска. Между тем, насколько процветает последний, на столько падает первый. У нас, в Якутске, в деле народного здравия нет и не может быть прогресса: его заменяет абсолютный застой. Никакая, кажется, человеческая логика не в состоянии объяснить того равнодушия и упрямства нашей думы, какие сказываются в отношении ее к делу очищения города. Якутск с его обветшалыми, невзрячими домами, похожий скорее на деревню, чем на город, кругом обложен нечистотами, далеко распространяющими смрад и зловоние, бьющие самые крепкие нервы. Но, чтобы осветить предмет, обратимся к некоторым подробностям.

В северной стороне города есть так называемое «Талое озеро». Неизвестно, почему, когда и кем усвоено озеру такое название, но все знают, что туда бросают кроме нечистот, пропавших собак, кошек и т.п. падаль. Здесь столь гадости и зловония, что нельзя пройти не задыхаясь. Около Кафедрального собора есть также не менее вонючее озеро. В прежнее время в период весеннего разлива, вода из него, по крайней мере, стекала в Лену, но 3 года тому назад воду эту запрудили затем, чтобы устроить каток. Прихоть во вред здоровью!.. Около Кафедрального же собора находятся остатки древней крепости, созданной казаками при покорении Якутской области. Башни крепости буквально переполнены человеческими извержениями. Кроме того, они служат иногда местом совершения уголовных преступлений. 3 года тому назад в одной из них случайно был найден труп убитой женщины с признаками сильного разложения (Если городское управление не в состоянии сохранить остатков крепости, близких к падению, как памятников древности, то поступило благоразумно, если б, а предотвращении несчастных случаев и заразы, приказало совсем уничтожить их).Невдалеке от городской больницы находится большое озеро, хотя и представляющее из себя сплошную грязную лужу, но именуемое «минеральным», или «целебным». Целебные свойства этой лужи открыты каким-то кучером, купавшим здесь лошадей. С наступлением теплого времени к этой «Силоамской купели» устремляются все одержимые недугами. Сюда же идут бабы мыть белье, а кучера купать лошадей. А один Тит Титыч, державший «древле благочестие», так даже приказал возить воду к себе в дом, чтобы делать ванны. Как-то раз в этой живой воде видел чью-то свинью, тоже, вероятно, недужную… За оградой Спасского монастыря, находящегося на восточной окраине города, близ духовной семинарии, есть также озеро, издающее поразительное зловоние, а около него набросано горожанами навоза и нечистот по колено. Против монастыря останавливаются павозки иркутских ярможан, из которых каждый за право топтания нечистот и вдыхания смертоносного воздуха повинен вносить в городскую думу по 100 и более руб. Невдалеке от монастыря стоит выстроенная одним ловким еврейчиком баня, из которой все нечистоты стекают в монастырское озеро, в продолжении целого года служащее водопоем для домашнего скота и местом стирки белья. Не берется ли от сюда, втихомолку и вода для бани? Необходимо прибавить, что, по нужде, баня эта имеет характер и дома терпимости. И это вблизи святой обители, архиерейского дома, духовной семинарии, миссионерского и духовных училищ и консистории, таких заведений и учреждений, с которыми совместно понятие лишь о нравственной чистоте и святости!.. Не очень далеко от бани устроена городская скотобойня, привлекающая целые стаи хищных птиц, так как все остатки убитого скота выбрасываются тут же, распространяя в воздухе своим гниением зловоние и зловредные миазмы. В небольшом расстоянии от скотобойни находится старинное, давным-давно заброшенное, кладбище, расположенное на песчаной местности. Ни крестов, ни памятников, ни ограды на нем нет: они уничтожены временем, а может быть даже употреблены на дрова. Присутствие кладбища можно узнать лишь по висящим над водой гробам, так как протока Лены, на берегу которой расположен Якутск, год от года, особенно во время весеннего разлива, размывает берег, который быстро разваливается, разрушая кладбище. Здесь видны не только гробы, но и целые трупы, черепа, чашки – принадлежности соборовании и проч. Все это сваливается в Лену и, если не уносится ее течением, то тут же садится на дно. Какой вопиющий варваризм! И это в XIX просвещенном веке, веке науки, прогресса, открытий и гуманизма!.. Между тем, при отсутствии в городе садов (В 1889 году разводился было сад при арестантском приюте путем посадки тальника, но в конце лета того же года сад этот предался разрушению. Теперь гуляет в нем рогатый скот и лошади) место это одно из любимейших горожанами для прогулок. Как совместить удовольствие, сообщаемое гулянием, с раздирающей душу и нервы картиной, представляем судить читателю. А у нас ни чего… как будто так и надо. Если благовременно не будет принято мер к укреплению берега, то вода, следует полагать, в недалеком будущем подойдет к монастырю, а за ним и к самому городу, и подвергнет их одинаковой с кладбищем участи.

Улицы города содержатся с такой же неопрятности и неряшливости, как и окраины. Кто бы например, мог представить себе, что угол Большой и Полицейской улиц буквально завален человеческими извержениями. Но, тем не менее, это горькая правд, как правда то, что тротуары все погнили на столько, что нет решительно никакой возможности ходить по ним, а приходится тонуть в грязи, особенно в темные вечера и ночи. В городе нет ни одного фонаря и обыватели довольствуются Божьим светом.

Таким образом из приведенных иллюстраций видно, что при столь изумительных санитарно-гигиенических условиях, в Якутске благодарнейшая почва для различных эпидемий: оспы, тифов, лихорадок, дифтерита и т.п. Если мы отчасти избегаем их, то благодаря лишь тому, что живем в суровом, неблагоприятном для многих болезней, климате. Многие из здешних жителей, особенно русских, предрасположены к страданию легких. Хотя и привыкли здесь объяснять явление это холодом, который поражает легкие, но, тем не менее, нельзя не согласиться с тем, что в данном случае большую роль играют именно гигиенические условия жизни. Худосочие и бледноличие, сопровождаемые кашлем, обыкновенные явления, особенно среди прекрасного пола. Некоторые из обывателей города, с наступлением лета выезжают на заимки, за 5-15 верст от города. Но что это за заимки и насколько они соответствуют требованиям гигиены? Представьте себе небольшой домик, выстроенный на половину по-русски, на половину по-якутски. Он так мал, а обитателей в нем столько, что приходится задыхаться от недостатка воздуха, при зное в 30-35° Р. Да и как не быть зною, когда большинство заимок ютятся около покрытых скудной растительностью, или совсем лишенных последней, гор, образовавшихся из песка, очень сильно нагреваемые палящими лучами летнего полярного солнца? А вода иногда не близко – 1 – 2-х верстах от заимки, так что дачники наши принуждены пить гнилую озерную воду, будучи лишены благодетельной прохлады, предоставляемой купанием. Вследствие сих причин у них день превращается в ночь, в продолжении которой обитатели заимки или гуляют, подвергая себя страшным пыткам от множества насекомых, или сидят дома, забавляясь картами, в большинстве же случаев времяпровождение их заключается в возлияниях Бахусу.

Якутянин.

Опубликовано 7 июня 1892 года.

165

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.