Верхнеудинск. (из путевых заметок). Часть 2.

I. По дороге к Верхнеудинску.


Окружность Байкала считают до 2000 верст. На Байкале есть несколько островов, в том числе Ольхон (до 60 верст длины и до 12 верст ширины), гористый остров, населенный бурятами. Прочие острова необитаемы. Между бурятами сохранилась легенда, что на Ольхоне, недалеко от мыса Отстойного, на одном из утесов, хранится таган Чингис-Хана, на тагане висит большой котел и лошадиная голова. Бурята, шаманского толка, верят, что на Ольхоне живут уважаемые ими умершие шаманы Заяши и Очир-Мани, изображения которых они имеет у себя. Значит, несправедливо мнение, что шаманы не имеют ни какой веры. Они называют свою веру хара, т.е. черная, но это еще не доказывает, что дьявол считается ими за божество. Известно, что они верят в великого духа творца всего видимого и невидимого и в духов-онгонов, обитающих на скалах и горах. Очень естественно, что настоящие понятия наши об этой вере очень узки и неверны.


Религия эта некогда имела множество поклонников по всех Азии. Настоящее шаманство есть нечто иное, как искаженный обломок одной из древних религий, современных Зенд-Авесте, а может быть и древнее ее. Фанатизм да невежество видят во всем дурное.


Пролив, отделяющий остров Ольхон от иркутского берега, называется малым морем. Некоторые уверяют, что по Байкалу будто бы приметно течение Верхней Ангары. Уверение это относится чисто к фантазии, как и рассказ о колоколе, утопленном когда-то в Байкале и звонящем во время бурь. Сюда же надобно отнести мнение, что Байкал ничего не держит в себе утопленного, а выталкивает обратно, за исключением потонувшего колокола! На рассказ об улове, наодящемся где-то между станциями кадильною и голоустною, может быть и справедлив.


В 1850 г. Байкал покрылся льдом 4 декабря, 1853 г. 6 декабря, но обыкновенно покрывается в январе, вскрывается в апреле и мае. Температура воды летом от 3° до 5° Т.Р. В 1814 году, вода в Байкале поднялась на аршин без всякой видимой причины и в тоже время вода в реке Ирети внезапно поднялась и потопила все окрестные луга. Тогда же и Лена, берущая начало из Байкальских гор, внезапно наводнилась.


Названия Байкальских ветров напоминают беломорские названия, на пр. Шелоник ЮВ. тихий ветер, Култук ЮЗ., дующий из Култука, т.е. югозападного байкальского залива. Есть местные названия, на пр. Гора СЗ., сильный и опасный ветер, дующий из байкальских падей, Баргузин В. ветер, весьма приятный для возвращающихся в Иркутск рыболовов.


В Байкале, кроме разных рыб и знаменитого омуля, водится еще особая безчешуйная рыбка голомянка (callianimus baicalensis), которую живую никто не видал, но после сильных СЗ бурь, она выкидывается на берег мертвою. Рыба эта состоит почти их чистого жира. Кроме того в Байкале, как и в некоторых других сибирских озерах, водится нерпа – род тюленя (напр. в оз. Оронте, имеющем сток воды в р. Витим; в Колко-Кро, большом озере, лежащем в Камчатке и которое русские называют нерпичьим. На Амуре, в одном из озер, найдены нерпы) Нерп промышляют в апреле. Они водятся более около теплых ключей, при устье рр. Баргузина и Турки и около ЮЗ. Берегов Байкала.


Из ягод собираемых по берегам и островам Байкала, замечательна морошка, очень нежная и вкусная ягода, употребляемая большей частью на наливки. Что же касается до прочих растений и животных прибайкальских, то они те же самые, какие водятся в других местностях иркутской губернии, а потому распространятся об них я нахожу излишним. В окрестностях Байкала есть золотые прииски и встречаются вениса, аметисты, байкалит и пр. Также находят окаменелое дерево и трепел. В Посольске добывают черный железистый песок – по баргузинскому берегу, прекрасный розовый, по всей вероятности, растертая волнами красная вениса.


Зимою когда Байкал покроется льдом, на нем образуются большие щели, опасные для проезжающих. Щели эти преимущественно делаются у иркутского берега, между станциями голоустною и кадильною и далее к листвяничной.


В Байкал впадают 227 рек и речек. Из них замечательные:


1) Верхняя Ангара. Она берет начало из байкальских гор. Течение ее полагают до 350 верст. Она впадает в Байкал тремя устьями. В устьях ее производятся рыбные (омулевые) промыслы. На этой реке, в 1647 году был построен острог верхнеангарский.


2) Баргузин. Эта река образуется из ключей, вытекающих из байкальских гор, в СВ стороне, и течет от С к Ю и потом изливается в Байкал. Всего течения ее полагают до 200 верст. Баргузин протекает по местам гористым и имеет отмели. На этой реке, в 1648 году, был построен острог, ныне окружной город Баргузин. (под 53 гр. 36 мин. 30 сев. шир. И 127 гр. 28 мин. в.д.). Жителей в городе (в 1862 г.) считается 1014 д. об. пол., а именно:


Из этой таблицы видно, что в Баргузине мужской пол, за исключением духовенства, берет перевес над женским.

Муж. пол.Жен. пол.Итого об. пол.
Духовенства81220
Купцов272350
Мещан с евреями429394823
Крестьян211738
Разночинцев453883
5304841014


Герб Баргузина изображает в серебряном поле сидящую белку. В городе баргузинское земское управление. Граждане же города управляются старостою, который называется словесным судьею и есть председатель словесного суда. В городе было открыто купцом А. Цивелевым приходское училище, которое несколько лет содержалось на его счет, а потом поддерживалось его родственников. Когда же Цивелевы отказались от содержания училища, то граждане Баргузина, как истинные ревнители просвещения, не приняли на себя обязанность поддерживать училище и оно закрыто. Вообще, у нас большинство привыкло делать пожертвования с задней целью. Детей своих баргузинцы отдают на выучку самодельным педагогам, часто поселенцам, учащим по старинке. Старинный метод учения с острасткою им нравится… Вообще, в маленьких городках, одна, две капитальные личности голосами своими заправляют на сходках, и вот этим личностям, по чему-нибудь, что-нибудь белое покажется черным, они упрутся и дело с концом. В округе баргузинском есть золотые прииски. По рассказам людей бывалых, в баргузинском округе есть серебро и медь. Но на эти металлы у нас не обращают внимания: золото и одно золото поглащает внимание всех.
3) Турка. Она замечательна по находящимся около ее горячим туркинским минеральным водам, куда многие приезжают пользоваться, преимущественно от простуды.


4)Селенга. Об этой реке мы поговорим особо.


5) Лангатуй. Быстрая горная речка, замерзающая очень поздно.


6) Богульдейка. Замечательна по ловимым здесь вкусным омулям, носящим название богульдейки.


Из Байкала вытекает одна Нижняя Ангара, которая, после впадения в нее Илима называется Верхней Тунгусскою. Тунгусы называют ее Иоандеси, т.е. большая река. Русские из Иоандеси сделали Енисей.


Несмотря на качку парохода т происходящую от того тошноту, мне уснулось хорошо и даже очень. Утром, проснувшись, я узнал, что пароход стоит на якоре и пассажиры переехали на берег. Дело за мной. Оказывается, что пароход действительно на якоре, но вдали от Посольска, в прорве, или иначе сору, у какой-то узкой каменистой россыпи. Меня перевезли на эту рассыпь. Багаж мой сложили на мокрый булужник, потому что падавший в то время снег растаивал и образовывал сырость. На россыпи толклись и грелись около огня будущие пассажиры парохода, явившиеся сюда из Посольска. Большинство их состояло из солдат, возвращавшихся на родину. – «Ну как же достать лошадь?», спросил я лодочника. Да, надо будет вам сходить на станцию, отвечал лодочник, снимая шапку, да кстати уж прибавил: не будет ли от вашей милости на калачи. Заплатив приличную дань, я предался размышлению: каким образом сохранить свое имущество и попасть на станцию? Мне было досадно, что заплатив за проезд свой через Байкал, я, как ненужный балласт, был брошен пароходным управлением на произвол судьбы на пустом берегу, в нескольких верстах от станции. Пусть бы пароходное управление взяло лишние деньги, но, по крайней мере, дало средство пассажиру добраться до станции, не по образу пешего хождения. Я еду один без служителя. Мои средства таковы, что не дозволяют иметь слугу. Кто удет караулить мой багаж и кто будет отвечать, в случае его похищения? Как я не сердился, но, по пословице, и плетью обуха не перешибешь, оставил свой багаж на произвол судьбы и отправился на станцию. Путь де, батюшка Никола бережет. – Досада, накипевшая в груди и непривычка ходить по мокрому камешнику, который ежеминутно скользил из под ног, заставили меня прибегнуть, в видҌ облегчения, к энергетическим фразам, употребляемым русским мужиком с горя и радости, в виде угрозы и любезности и пр. и пр, как случится. К счастью на половине пути мне встретился один господин, который ехал со станции за багажом. Ямщик везший его, согласился принять меня с багажом и доставил на станцию за 1 р. 50 коп. сер. Таким образом, я избавился от мучительного путешествия, по образу пехтуры. Но если принять в расчет христианскую цену, взятую ямщиком за доставку меня на станцию, то прямо можно назвать это благовидным грабежом. За какие-нибудь три, четыре версты он получил с нас обоих 4 р. 50 к. сер. Он делал в это утро четвертую поездку к пароходу и притом первые три раза так удачно, что в перед и обратно отвозил ездаков. Благо, представился случай выжать из человека лишнюю копейку, ну, и жмет. Я уверен, что этот же ямщик, в первый воскресный день, намажет свою голову коровьим маслом, расчешет на две половины и, не евши ни крошки, отправится с постным видом к обедне, поставить свечку, причем сделает несколько земных поклонов, будет молиться с воздыханиями и благочестивыми возгласами, внимательно выслушает поучению, а после обедни, подаст нищему ¼ копейки и смиренно пойдет на благословение к священнику. Заговорите с ним в эту минуту о каком-нибудь пороке, хотя бы о корытолюбии, он первый осуди его; к вечеру же он предастся всем безобразиям. Широкая натура русского мужика не может вместить в себе хорошее и дурное. То и другое льется через край…


От Лиственниной станции до Посолька считают 94,5 версты. Расстояние же от зимней станции голоустной, через Байкал до Посольска, полагают 64 версты. Зимою с лиственничной станции до Посольска два пути. Один, обыкновенный почтовый, идет подле иркутского берега на кадильную станцию (около 3- вер.), потом на голоустную станцию (16 верст и 400 сажень), а от сюда уже переезд через Байкал на посольскую станцию. С половины марта, почтовые станции кадильная и голоустная снимаются, обозные ямщики идут прямо с лиственнечной станции на посольскую. Путь этот называется гололедью. На средине Байкала обоз останавливается, для отдыха и корма лошадей. Ямщики на льду раскладывают огонь и варят пишу, Поэзия в некотором роде…


Посольский берег не очень высок. Горы отступили. Прекрасный вид на посольский монастырь днем. Когда вы подплываете к нему, он кажется плавающим, потому что построен на небольшой возвышенности. Тогда как забайкальский берег, противоположный лиственничному, покрыт высокими горами, из-за которых возвышаются гольцы. Под гольцами, обыкновенно, разумеют кряжи высоких гор, у которых голые, безлесые и каменистые вершины. На некоторых гольцах снег не растаивает среди лета, а потому, по томской и енисейской губер., эти гольцы называются белогорьем или белками. По склонам гор и по падям непроходимая тайга, т.е. дремучий лес. Тайга волшебное слово для золотоприискателей. Туда летят их мысли. Там их бог. Замечательнейшее между байкальскими гольцами имеют особенные названия напр. Слюденной, Долгий, Хамар-Дабан (в 120 верст от Иркутска и в 35 верст от Байкала. Высоту полагают 8000 фут, а по Гессу – 7600 фут. Хамар значит луковая гора), Выдринский, Снежный, Торейский, Шебет, Шебетуй и пр.


Багаж мой, за исключением дорожного одеяла, которое с берега куда-то улетело, и моя особа исправно доставлены на станцию. На станции я встретил того же станционного смотрителя, который несколько десятилетий прописывал подорожные, ту же воинственную смотрительшу, его супругу, которая распоряжалась ямщиками и держала мужа в ежовых рукавицах; на стенах те же картинки, а в стенах те же клопы. Приятно на чужой стороне встретить даже знакомую собаку. Все отдает воспоминаниями.


Посольский спасопреображеннский монастырь основан в 1681 году, на том месте где похоронены посланные в 1650 г. в Китай для переговоров, но убитые монголами, боярский сын Ерофей Заболоцкий, с сыном и 7 казаками. Основание монастыря положили миссионеры, посланные 1681 году, за Байкал для евангельской проповеди. Вскоре монастырь, по примеру других монастырей, приобрел крестьян и завел заимки, на пр. Степную, или дворец, потому что было дозволено праздношатающихся людей селить на монастырских землях. Подле монастыря селение Посольское. Жители занимаются рыбными промыслами и извозом. Не знаю, от постоянных ли испарений Байкала, или от другой какой причины, но все здания посольской деревни смотрят какими-то дряблыми.


Пора в путь. От Посольска до Верхнеудинска 145 верст. Снова замелькали: острожья, бабы, пни, назьмы, деревни, собаки. На каждой станции предъявляешь подорожную. На каждой станции ямщики просят на водку. Просят на водку и те, которые везут шагом. Просят писаря за прописку подорожной (Сбор этот, как незаконный, ныне прекращен).


Дорога, от Посольска до Верхнеудинска большей частью ровная, за исключенем половинного утеса. Если и терпишь дорогой кой-какие толчки, то без этих маленьких неприятностей нельзя. Проехать слишком сто верст и не получить шишку на лбу – вещь немыслимая для сибиряка.


Из Посольска можно проехать прямо в Кабанск по калтусу, что гораздо ближе, чем по почтовому тракту. Этот-то калтус, состоящий из болот, поросших лесом и озер есть часть древнего ложа Байкала.


Замечательные места по дороге к Верхнеудиинску: Кабанск. Здесь в 1693 году был построен острог, а теперь обетованная земля сынов израиля. Здесь приходское училище. Жителей в Кабанске (в 1864 г.) 445 д.мп. и 453 д.ж.пола, всего 898 д. об. пола. Здесь находится ильинское волостное правление.


Селенгинский Троицкий монастырь лежит в 85 верстах от посольского. Он основан в 1680 году, миссионерами, посланными для евангельской проповеди. Забайкальская миссия была послана в царствование Федора Алексеевича, по благословению патриарха Иоакима. Троицкий монастырь был богаче всех монастырей иркутской епархии и долго к ней не был причисляем. Уже в 1725 г., он имел крестьян и вкладчиков 334 души м.п. Он владел озером Котокином и землями по рр. Темлюю, Куналею, Хилку, в Кударе и пр. Имел, в ведении своем множество заимок и деревень; Имел несколько мельниц, стада скота и даже кожевенный завод. Люди охотно селились на монастырских землях, чтобы быть под покровительством монастыря; иногда же люди приобретались покупкою, напр. нерчинский казачий выборный, приказной Свечников, занял у нерчинского боярского сына Плотникова 20 руб. и в залог отдал громленного (пленного) монгола Дашея (во св. крещении Мину). Брат Плотникова Мину, вместе с женой и дочерью, продал в троицкий монастырь, за 100 рублей. Факт этот, мною взят из Иркутских Епархиальных Ведомостей.


Ильинское селение, называемое по старой памяти зимкою. Заимка или хутор, бывший здесь, принадлежал троицкому монастырю и был построен в 1693 году. При выезде из ильинской станции бросается в глаза часовня, построенная на уступе высокой горы. К этой часовне бывает крестный ход.


Половинная станция, замечательна, как одна из плохих станций.


Несколько верст далее от повинной станции, дорога идет по крутому берегу Селенги, подле половинного утеса. Дорога эта устроена искусственно, посредством раскопов и мин. В вышине над этой дорогою, по утесу, вьется старая дорога, или мандрыкина, названная в память исправника Мандрыки, устроившего ее. В половинном утесе встречается солнечный шпат.


Вот какие известия об этом тракте сохранились у писателей XVII века и которые я дополню своими пояснениями в скопках.


«Из Енисейска зимою отправляются на санях и встречают на дороге деревню Бугучу (Богучанск), за которой начинается большой волок, или пустыня; по этой пустыне едут 8 или 10 дней, не встречая ни деревни, ни дома; потом встречается деревня Kasma (вероятно д. Кашема в карапчанской волости киренского округа); за нею город Илимский, потом Иркутск, за Иркутском Kabana (Кабанск) и Bilsko Sainko (большая зимка или Ильинск), небольшие, но хорошо укрепленные города (!), служащие защитою от монголов; потом крепость удинская, лежащая на горе (только место знать); озеро и местечко Еравена (бывший Еравенский острог, построенный на еравинском озере) местечко Plotbus на речке Skieta (поселение или плотбище на речке Чите, где в последствии был устроен острог, ныне же областной город), состоит из шести семейств. Нерчинск, последнее замечательное место в московских владениях.» (См. Географические известия о древней России. Соловьева).


В сказочном романе «Робинзон Крузо» (часть 2, перев. Корсакова) есть кое-какие географические сведения о Забайкалье, которые доказывают, что англичане немного же знали о Сибири. Я разумею то время, когда жил автор романа.


Миновав половинный утес дорога пошла лугами.


— Ямщик! — сказал я, просыпаясь от полученного толчка, далеко ли до города? (Я притворился новичком, едущим в Верхнеудинск в первый раз).
— До города-то, отвечал он как-то лениво, а вот тута-ка сейчас будет мост, а там значит перевоз, ну, тамо-ка и город.


Въехали на мост, на котором каждая теснина закачалась, как люлька, от чего я начал подпрыгивать, едва переводя дух и перекрестился когда кончился знаменитый мост, построенный через Бурдукову протоку Селенги. Мост этот без перил. Если бы лошади кинулись в сторону, то я, против желания моего, принял бы холодную ванну. Вскоре показалась Селенга, а за нею город. Здорово старый знакомый! Переезжая через Селенгу на самолете, я вспомнил одну сцену, бывшую года за три перед тем, когда ехал из Иркутска. Начну рассказ ab ovo. На перевозе стояло несколько бочек с особенным запахом, известным всем обитателям прибайкалья. В этих бочках заключалось народное продовольствие – омули. Карбаз, на котором тогда перевозили через Селенгу, стоял у противоположного берега. Хотя на карбазе было много народа, но карбаз не двигался. Прошло около получаса, карбаз все стоит. Отчего не перевозит?, спросил я одну бородку, которая наслаждалась тютюнем. – Да, вишь, барин, отвечала бородка, сплюнув с особенным искусством в бок и выколачивая коротенькую коренную трубку о бочку, — есть тоись гуляющий, так значит ково-то дожидают. Действительно ехал кабриолет. Из кабриолеты вылез порядочного объема человек и начал произносить такие энергические выражения, которые не всегда удобно произнести и в холостой компании. Большая часть этих выражений целиком долетала до меня через всю Селенгу. Несколько, я понял, что господин этот был не доволен сидельцем питейного, к которому он заезжал за своею надобностью. При входе его на карбаз, последний отправился. По прибытии карбаза с него вышла многочисленная толпа, отправлявшаяся гулять по острову. Тут были, сверх недовольного господина с проседью, все еще продолжавшего ворчать: тово, тово мошейники обшитали; тово, тово…» (тут уже следовали непечатные слова), его супруга, его сынок тоже порядочного объема, от неизвестных причин, красный как рак, может быть от жару, его ребенок – дочь, в брючках, его внуки, его племянницы, племянники его двоюродные сватьи и троюродные кумушки и пр. и пр. И каких костюмов тут небыло: тальмы, бурнусы, салопы, шляпки, косынки…


Город, с первого раза, на приезжающего производит не совсем приятное впечатление. Смотрите вот бойницы, потом острог, затем спуск с горы в город; тут сейчас же потянулись, в верх по течению реки кузницы, потом не очень взрачные строения и даже развалины, далее здания «распивочно и на вынос», затем площадь (публичный сад в проекте), кучи навоза, щепья, между которыми частенько встречаются погибшие куры, кошки, … и т.д.


Куйтунов.

Опубликовано 23 октября 1865 года

Верхнеудинск. (из путевых заметок). Часть 1.

Верхнеудинск. (Из путевых заметок). Часть 3.

Верхнеудинск. (Из путевых заметок). Часть 4.

1064

Видео

Нет Видео для отображения
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
.